“Действующая система тероборони не сработает в случае всеобщей мобилизации. Что нужно изменить?” – анализируют офицеры военкоматов

“Действующая система тероборони не сработает в случае всеобщей мобилизации. Что нужно изменить?” – анализируют офицеры военкоматов

Недавние учения подразделений территориальной обороны во время военного положения стали эффективным средством проверки реальной готовности ТРО до войны. С точки зрения проверки реального состояния вещей и порядка организации обучения оказались крайне полезными. Но организационных проблем выявлено много, поэтому конструктивная критика необходима, чтобы сделать шаг вперед.

Попробуем провести хотя бы неофициально After action Review. Эта статья подготовлена на основе общения с офицерами АРМИИ, ветеранами войны, проходящих службу в некоторых районных военкоматах и принимали активное участие в недавних учениях войск территориальной обороны. Цель одна – провести изменения и лучше подготовиться к возможных будущих обострений обстановки, повысить боеспособность территориальной обороны. Публикуем краткий анализ.

Проблемы тероборони на третьем этапе развития

История: первый штат отдельного батальона территориальной обороны (бтро) был введен ГШ в действие в апреле-мае 2014 года. Необходимость создания таких частей была вызвана как необходимостью быстрого формирования новых частей для выполнения задач охраны и обороны объектов местной инфраструктуре вместо боевых частей, которые были полностью задействованы в АТО, так и ответом на большой социальный запрос “снизу” от добровольцев, которых надо было быстро организовать и “приставить к делу”, чтобы не мешали. Этот штат предполагал только охранные подразделения как основные боевые (3 роты охраны), усеченные по сравнению со стандартным механизированным батальоном управления и подразделения обеспечения. В дальнейшем, по мере того, как новые бтро привлекались к выполнению боевых задач в зоне проведения АТО, штат согласно менялся (я насчитал около 18 изменений по состоянию на конец октября 2014-го). При этом сначала еще пытались удержать структуру именно бтро, то есть хотя появилась штурмовая рота, минометный, 2 противотанковых, зенитно-ракетный, танковый взводы, сохранялись и 2 роты охраны. В конце октября, когда окончательно вырисовалась картина военного противостояния на фронте, все бтро были переведены на штаты отдельных мотопехотных батальонов (омпб), уже более унифицированных и приспособленных для выполнения сугубо военных задач, переданные в управление механизированным бригадам и другим соединениям ВСУ, а впоследствии сведены в самостоятельные соединения – отдельные мотопіхотні бригады (омбр). На этом первый этап формирования системы территориальной обороны завершился.

На втором этапе, одновременно с переводом бтро на штаты омпб, было принято решение о формировании военными комиссариатами территориальной обороны в виде отрядов обороны в каждом районе и создания районов обороны, каждый со своим управлением (военный комиссариат + местное самоуправление). Отряды формировались по штату усиленной роты охраны в составе примерно 250 человек с примитивным управлением без реальных подразделений обеспечения. Количество отрядов на административно-территориальную единицу (соответственно и на район обороны) определялась с учетом количества населения. Комплектование отрядов происходило по территориальному принципу путем назначения военными комиссариатами в их состав военнообязанных и техники, как на отдельные команды и партии. В штате военного комиссариата появились заместители по территориальной обороне, которые собственно и должны были периодически изучать приписан личный состав и технику, проводить занятия, отрабатывать документацию, проводить обучение в форме стрелковых дней и других “пионерских” мероприятий.

С осени 2017 года начался третий, современный этап, на котором предусматривается создание в каждой области бригады территориальной обороны (бртро), в составе нескольких (в зависимости от количества населения) бтро, которые комплектуются опять же приписным личным составом и приписною техникой. В этой структуре управления бртро и бтро уже формируется кадровыми офицерами на базе соответствующих военных комиссариатов – формирователей, но в суженном составе. То есть с управления бригады кадровыми есть командир, его заместители (НШ, ЗКВ, ЗКТ), начальник связи. Управление бртро уже привлекается к проведению командно-штабных тренировок (КШТ) и командно-штабных учений (КШН) на уровне военкоматов (ОИК) и оперативных командований (ОК).

Так что динамика очевидна: руководство ВСУ пытается создать систему ТрО без значительных финансовых и организационных вложений, без кардинальных изменений действующего законодательства, максимально используя ресурс советской системы мобилизационной подготовки, в основе которой лежит принцип всеобщей воинской обязанности. Последний в советской системе был подкреплен мерами государственного принуждения, отсутствием альтернативы для граждан (возможности свободного передвижения, трудоустройства на государственных предприятиях и в учреждениях, институтом прописки) и всесильностью спецорганов. Отсутствие других источников информации, чем государственные, также давала свой эффект по принципу “в газете же написано”.

В современных условиях этот принцип не сработает. В демократическом государстве гражданин может работать на частного собственника или сам на себя и быть незаметным для системы. Он может получить информацию раньше, чем органы военного управления получат соответствующие, и просто поехать в другую местность, потому что имеет право. Ответственность за нарушение правил воинского учета сейчас административная, минимальная, да и для того, чтобы виновного в нарушении (например в несообщении об изменении места жительства или в отказе в получении повестки) привлечь даже к ней, надо полностью раскрутить административный процесс, на каждом этапе можно “развалить”, даже не имея особой юридической подготовки.

Как надо изменить систему ТРО – уроки учений

Следовательно, и система ТрО, которую сейчас строит ГШ, не сработает в случае объявления всеобщей мобилизации, то есть она все равно будет работать в ручном режиме: военные комиссариаты получат плановые задания по поставке мобресурсів и будут их выполнять так же, как это делается сейчас – ловить тех, кто придет, а не предназначенных в команды, формировать команды и отправлять куда-то туда. Для того, чтобы система заработала в современных условиях, ее нужно наполнять другим содержанием, а именно:

  • Бртро должны быть созданы и функционировать на постоянной основе на базе и в пунктах постоянной дислокации воинских частей и соединений ВСУ и НГУ. Кстати, боевая бригада должна быть заинтересована в “собственной” части или соединении ТрО, как в источнике пополнения в/с контрактной службы;
  • В местностях, где нет ППД боевых частей ВСУ или НГУ бртро создаются как отдельные части кадра с собственным хозяйством и структурой, которая позволяет хотя бы минимально выполнять функцию сбора и подготовки о/с;
  • Комплектование бртро личным составом должно быть на контрактной основе по результатам первых-вторых подготовительных сборов приписного состава. При этом контракт резервиста должен вступить реального материального содержания, то есть контрактник-резервист должен получать ежемесячное денежное обеспечение за готовность к вызову на уровне половины должностного оклада по той штатной должности, на которой он проходит службу в резерве. Во время призыва на сборы – полное денежное довольствие по должности;
  • Собрание бртро должны обеспечиваться военной частью, на базе которой она формируется. При этом целью сборов надо ставить именно получение в/с определенных навыков, а не организацию армейского быта. Резервісту нет смысла жить в казарме. Исключение – полевые выходы, которые тоже не имеет смысла делать с переездом в другую местность. Достаточно полигона воинской части или ближайшего поля или леса. Если без стрельб – этого достаточно для организации занятий по тактике, инженерной подготовке, тактической медицине, связи;
  • Техника бртро и другие виды обеспечения (оружие, б/п, имущество РХБЗ, средства связи, медицина, ГСМ, тыл в целом). Тяжелый момент. Приписная или новая техника не поступит сразу же, поэтому на этапе отмобилизование целесообразным было бы рассчитывать на определенное количество техники и других видов имущества боевой бригады – формирователя. Не надо сохранять имущество и технику на всю бригаду – только критически необходимое количество и виды для собраний, обучения и боевого слаживания бртро, все остальное будет получено после начала формирования из центральных органов снабжения уже как на воинскую часть;
  • После достижения базовых параметров укомплектованности, уровня военной подготовки и дисциплины резервистам бртро можно оставлять форменную одежду и оружие дома, чтобы не было затрат времени на получение имущества большим количеством людей;
  • Функция военных комиссариатов – только документальное оформление призыва на сборы и их прохождение. В неотложных случаях – оповещения по месту работы или проживания.
  • Оперативное и тактическое применение подразделений и соединений ТрО также будет зависеть от принципа их формирования. Опыт 2014 года указывает на то, что вновь созданные “на пустом месте” воинские части без кадрового костяка на уровне 25-30% неспособны выполнять задачи по назначению на таком же уровне, как кадровые части хотя бы потому, что не смогут пользоваться новыми средствами связи. На едином патриотизме такие вещи не вытягиваются. Итак на четвертом и последующих этапах создания системы ТрО необходимо предусмотреть включение бртро в общую систему подготовки войск для достижения унификации управления и логистики.

    Юрий Бутусов, “Цензор.НЕТ”

    Источник: https://censor.net.ua/r3105331 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ