На сегодня у нас под опекой более чем 450 детей бойцов, погибших на войне. Не обходим вниманием и тех, у кого родители закончили жизнь самоубийством, – волонтер Светлана Бахвалова

На сегодня у нас под опекой более чем 450 детей бойцов, погибших на войне. Не обходим вниманием и тех, у кого родители закончили жизнь самоубийством, – волонтер Светлана Бахвалова

Недавно волонтеры “Народного тыла” к празднику Святого Николая и Нового года собирали средства на подарки детям погибших защитников. Такую акцию они проводят не впервые: о семьях погибших заботятся в течение последних трех лет. В чем именно заключается их работа с семьями погибших – рассказала координатор проекта “Семьи Народного Тыла” Светлана Бахвалова.

Фото: Вика Ясинская

Началось все в 15-м году с того, что появилась наша волонтерская организация “Народный Тыл”: основали все это Георгий Тука, Рома Синицын, Алексей Сихарулидзе. А название, как показала практика, – очень меткая, потому что это оказался тыл не только армии, а и друг друга. Вот даже с теми же детьми, я бы разве одна справилась? Если бы не Наталья Мостипан – жена погибшего и моя “правая рука”, Ирочка Гук, Рома…и все остальные. Что может сделать один человек? И хотя каждый из нас тянет свою тему, мы постоянно на подхвате друг у друга.

Когда мы только начали работать, задачи были такие: ну, хотя бы еще одного человека спасти на фронте. Я собственноручно напакувала более 10 тысяч аптечек, когда это было нужно, так же и другие наши ребята. И когда к нам пришел с войны мальчик и сказал, что вы спасли мне жизнь – мы все рыдали. А помощь детям и семьям погибших – это то, что вытекло из этого нашего общего дела.

Я филолог по специальности, а также психолог. Когда все началось на востоке – усидеть дома было невозможно. Муж пошел в военкомат, его не взяли. Но все равно надо было как-то отдавать долги Украине, так сказать. Я стала искать где – и “Народный тыл” “упал в глаз”. Им нужен был секретарь, и я пришла именно на секретаря, но бумажными делами занималась всего день – дальше все перешло в сбор, формирование, упаковку и отправку необходимых вещей на фронт. Ежедневно к нам шли потоки людей, просто стояла очередь, чтобы отдать деньги. И я очень благодарна людям за доверие. Именно благодаря им и честности нашей команды, мы стали тем, кем стали. Одна мама приехала к нам в реабилитационный лагерь для мам и детей, о котором я скоро расскажу, походила по нем и говорит: “Я вижу, что здесь все деньги идут на детей”.

Впоследствии мы поняли, что у нас уже немало погибших и кто из госпиталя из девушек-волонтерок спросил, будем ли мы что-то дарить детям павших на Новый год – мы задумались. Это был конец 15 года. Написали пост в Фейсбуке – и сразу много кто откликнулся. Немало тогда помог украинский бомонд. Ну а дальше мы начали работать в этом направлении не только на праздники, но и в течение года. В основном все семьи были среднего достатка, поэтому, оставшись без мужа и отца, потребностей в них было немало. Многие из военных в то время жили в общежитиях. Или снимали жилье. И мы начали собирать вещи – одевали детей. Им это было не только нужно, но и приятно. Иногда я что-то покупала заранее и думала: “А зачем я это сейчас покупаю?”, – но через некоторое время кто-то из мам обращается, что мне нужно ребенку то или другое, а у меня эта вещь уже была наготове.

Началось все с 30-й бригады – там как-то сразу было много погибших на тот период. Далее взялись за семьи бойцов, которые числились в “Книге памяти”. А чуть позже я просто звонила в военкоматы и там брала данные. И семей, которым мы занимались, становилось все больше и больше.

Как-то в 16 году пришел наш волонтер Слава Абрамов и сказал, что его бывший одноклассник дает 60 тысяч евро, чтобы мы свозили детей в Болгарию. Мы сделали визы, собрали группу. Авиакомпания “Windrose” дала нам места в самолете, и уже в течение трех лет они оплачивают перелет в Болгарию и обратно. Но организовывать подобное пришлось впервые, поэтому было непросто – мы не понимали, как это делается.

Однако когда мы приехали из Болгарии, я поняла, что есть такая категория мам с детьми, у которых папы без вести пропавшие или пленные. Они не могут ехать за границу, потому что отец не может дать разрешение на выезд ребенка. Но поскольку на 60 тысяч евро вместо одной группы мы свозили три и еще остались деньги, мы решили повезти эти семьи в Карпаты. И Вы себе не представляете, что это такое! Первые разы мы ездили на две недели, все это время надо было держать этих людей в положительном состоянии. 14 дней с ними – это сплошная работа. К примеру, у нас была такая мама, которая очень кричала на своих детей, злилась на них, пока я на нее не рявкнула хорошо, и не объяснила, для чего мы здесь собрались. Еще она побыла несколько раз на тех моментах, когда я работала с детьми в целом, затем отдельно с ее сыном, потому что он подрался с другим мальчиком, – и она таки немало поняла. Извинялась и плакала, что так себя вела.

Впервые мы поехали в Карпаты в сентябре 16 года. А потом еще в октябре, ноябре, декабре. Останавливались в Косово, там я почувствовала, что это прекрасный край, с которым можно работать. Со временем поняла, как это все организовать наилучшим образом. У нас были дети не ограничены по возрасту – например, в первой группе самому маленькому ребенку было год и два месяца. И до 2 лет у нас было 12 деток. Мы много куда ездили по Карпатам: Верховина, Буковель, Яремче. И чего только не проводили для детей: разнообразные мастер-классы, оказалось, что почти никто никогда не делал кувшина; медитативные тренинги; арттерапию, физкультуру, йогу. Мы все охватывали за две недели, поэтому к нам и хотят другие. Потому что у нас очень насыщенно и интересно. Для мам каждый вечер – психологические беседы.

Вообще, жен погибших надо было собрать до кучи. Еще во время первой поездки в Болгарию это был хаос : женщины были в тяжелом психологическом состоянии. Но моей задачей было поднять их на другой уровень, чтобы почувствовали ответственность за себя, детей, и статус “Вдова погибшего на войне”. Я объяснила им, какая это высокая миссия, высокий долг перед Богом, людьми. Потому что все на тебя смотрят. Даже если ты снова выходишь замуж – все равно ты Берегиня. Твой муж ушел на фронт, ты его отпустила, и он положил там жизнь. И хоть там были девушки, которые говорили, что я его не отпускала, но понимали что он не послушается. Разных историй было очень много. И на самом деле, это было очень болезненно.

Отдельная тема – это мамы погибших. Я работала с ними очень просто – не давала страдать. Завтра (на момент интервью) у одной мамы операция, и я с ней три дня работаю чисто психологически. Разбираем причину, почему она заболела. А у кого-то рак или еще какая-то тяжелая болезнь. Очень много женщин болеют. И в основном это те, которые до сих пор в состоянии “не простила”. Часто у мам есть стабильное состояние, из которого они не хотят выходить: “Все, ребенок мой погиб – я ничего не хочу!”. Но я наблюдала, что бывают моменты, ну, например, какой-то день рождения, и женщина забывает о своем состоянии, улыбается, а потом сама себе: “Стоп, чего это я счастливая? Я же должна быть несчастной!” – и все – вжих в свою норку и сидит там. Но когда ты с ним серьезно поговоришь, то есть результат. Однажды кто-то упрекал меня, что Света, как ты так можешь говорить, когда у людей трагедия. Да, я это понимаю, и все это понимают, но постоянно сидеть в этой трагедии какой смысл? Я занимаюсь не только психологией, но и стараюсь заниматься духовной работой с ними, а это очень серьезные вещи. Мне хочется, чтобы женщина думала так: я хочу что-то изменить – мой ребенок пошел к Богу, это большая честь. Он сам выбрал этот путь. Но часто мысли у них другие: как это мой ребенок это выбрала – нет, и начинает искать виноватых в его смерти. Жены, в отличие от мам, мобильнее в этом плане, потому что в некоторых отношения с мужчинами были разные,и не всегда хорошие. Кое-кто на фронт убегал от домашних проблем. Хотя конечно, много кто шел потому, что не могли остаться в стороне и не отвоевывать государство.

После наших психологических бесед, тренингов, что у мам, у жен, словно крылья випростали. Голова вверх, и это уже совсем другая фигура – не жертва, а героиня. И я им не давала спуску в этом – каждый из них должен осознать, что случилось и простить себя, мужа.

Когда пройдут новогодние праздники, я хочу поехать в лагерь с мамами погибших. И то, что мы до сих пор возим группы – это все благодаря спонсорам. Хотя люди продолжают помогать не меньше чем раньше. У нас спада нет. Мы как и работали на 100% в прошлые годы, так и работаем до сих пор.

По состоянию на сейчас мы свозили 25 групп по 50 человек. А в Киеве проводили психологические тренинги, с ним ездили и в Луцк, Ужгород. Ну а вообще, помогали семьям чем только можно, и деньгами в том числе. Было время, когда технику покупали: и холодильники, и стиральные машины. А еще, например, обеспечивали девушек всем необходимым для работы: швейными машинками или принадлежностями для маникюра. Очень многое сделано за эти годы. Конечно, когда начались выплаты, пенсии, помощь государства, то уже наш темп в некоторых моментах, к примеру, таких как одежда, немного замедлился. Иногда нам пишут запросы, что нужно что-то детям в серую зону – и мы, конечно, отзываемся.

Если женщина выходит снова замуж, то, как правило, потребность в нашей поддержке отпадает, но не всегда. Бывало и такое, что у вдовы новый муж тоже атошник, который только что вернулся и искал работу, то мы все равно поддержали эту семью. Но детьми мы занимаемся в любом случае. На сегодня у нас под опекой более чем 450 детей погибших ВСУ, добровольцев, пленных, пропавших без вести. Хотя это цифра на начало ноября этого года, с того момента их немало прибавилось. Не обходим и тех, у кого папы, например, закончили жизнь самоубийством. Мы стараемся сделать все по максимуму. И на запрос относительно нынешних подарков люди откликнулись мгновенно. Я не знаю, как это назвать, это наше обращение к Богу – будто какое-то чудо, все решилось очень быстро. И это не только на праздники, так когда-либо, которые бы мы не написали посты в соцсети о потребности – это сразу появляется.

Щецього года мы объявили, что принимаем рисунки детей ко дню Святого Николая, и мы по этим рисункам сделаем конкурс, выберем лучшие 5 работ и наградим победителей. Пришло очень много рисунков. И все эти дети получили то, что они просили у Святого в этих письмах. И вот когда ты видишь счастливые глаза детей и видишь, что женщины изменились, истощиться невозможно. Разве что физически.

Сейчас процесс помощи стал другим. Она приобретает новые обороты – мы идем дальше. Уже два месяца я занимаюсь проектом реабилитационного центра. Мы планируем сделать его в Киеве, на постоянной основе. В нем я хочу совместить старших людей, которым нужен уход, семьи погибших и ветеранов – и все это в одном месте. Я уверена, что это сработает. Когда-то слышала нечто подобное в Канаде: дом престарелых и сирот совместили, и это дало замечательные результаты – дети получили любовь, а старикам это добавляет жизни. Здесь и взаимодействие энергиями, опытом , радостями. Я над этим думала, но вдохновила меня все же начать воплощать этот проект очень высокодуховный человек, его псевдоним Олекса Света. Во время Майдана, когда гибли люди, она рисовала картины – так трансформировала боль в творчество. И с этого началась идея аукциона, средства с которого пойдут на центр. Теперь картины и разные творческие вещи отдают и мамы, и жены: одна мать погибшего отдала игрушки, которые она делает, другие девушки рубашки и вышитые платья. Аукцион будет проходить онлайн, сейчас в процессе разработка сайта, он имеет название “Уникальный мастер”. И кое-что мы уже выставили на продажу. К нам можно присоединиться со своими работами, но есть условие: авторы должны быть не профессионалами, а любителями.

Я люблю то, что делаю, и всех тех, ради кого это делается. Считаю, что все, что мы сейчас переживаем, это чистилище, через которое мы все проходим, но каждый на своем месте.

Карта для помощи:

ПриватБанк

4149 4978 5686 1796

Телефон:

0632415850

Сайт аукциона:

https://unique-master.wixsite.com/art-works?fbclid=IwAR126ZLryXcwHQWNwvDe7lN8hXKpF-AoLOxyDSzaJLFrzLkmQkRCQfqh0w0

Народный Тыл (страница в Фейсбуке):

Вика Ясинская, “Цензор.НЕТ”

Источник: https://censor.net.ua/r3104446 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ