Невидимые фронты Нафтогаза

Невидимые фронты Нафтогаза

Недавно я принял предложение Андрея Коболева и уволился из Нефтегаза с записью в трудовой книжке “по соглашению сторон”, как это было предложено председателем правления. Я согласился на увольнение, поскольку понимаю ситуацию, которая сложилась в компании, и совершенно убежден, что совместная работа менеджмента государственной компании должна базироваться исключительно на доверии и взаимопонимании.

Не хочу давать оценку тому, что произошло, но не исключаю, что у Андрея Владимировича произошла переоценка определенных принципов, ценностей и приоритетов нашей совместной многолетней работы, а возможно мы где-то просто не поняли друг друга. Хорошо лишь то, что мне удалось оставаться в стороне определенных конфликтов и других негативных процессов, которые иногда имели место в Нафтогазе, поскольку всегда считал главным приоритетом в своей работе – упорный и самоотверженный труд на результат, даже тогда, когда тебя убеждают в невозможности его достижения.

Фото: DR

Шесть лет работы в НАК “Нафтогаз Украины” – видимо небольшой, но и не малый период времени, чтобы можно было оценить достижения и недостатки в деятельности ключевого игрока на рынке природного газа, монополиста и бюджетообразующего предприятия, которым является Нафтогаз. В том числе через призму собственных достижений, а возможно и нереализованных планов и замыслов, но все же кропотливой и упорной работы. Работы в профессиональном коллективе, в котором до последнего времени ценилась ответственная командная игра, которую основали Андрей Коболев и Юрий Витренко.

Свою работу в Группе Нафтогаз я начал в 2014 году директором ДК “Газ Украины”, дочерней компании Нафтогаз Украины. Компании, которая на то время уже не проводила своей основной деятельности по реализации природного газа (крупнейший газовый трейдер Украины в течение 2001-2011 годов), поскольку осенью 2011 года эти функции на себя взял Нафтогаз.

В ДК “Газ Украины”, на момент моего прихода в компанию, накопились огромные долги со стороны потребителей. И крупнейший из них – так называемый долг “химиков”, то есть предприятий группы “Остхем”, беніфіціарним собственником которых является Дмитрий Фирташ. И эта сумма достигала 3 млрд гривен. Странно, что до моего прихода никаких реальных шагов для их взыскания не осуществлялось как в Нефтегазе, так и на государственном уровне.

Мы просчитали позицию “химиков” и поняли, что “коррупционная рента” дешевле, чем банковские проценты и вообще ничто по сравнению с государственным беспроцентным товарным кредитованием финансово-промышленных групп химической отрасли, которые удерживают 3% мирового рынка азотных удобрений. То есть расходы на затягивание процесса в суде для долгов свыше 10 млн гривен дешевле, чем их погашения.

За более чем пять лет судебных процессов уже сложилась устоявшаяся” схема с регулярными переносами судебных заседаний, постоянным обжалованием должниками каких-либо процессуальных документов и использования других инструментов целенаправленного затягивания судебного процесса.

Ситуация также была осложнена тем, что во времена прежней власти было пролоббировано принятие Закона Украины № 3319 от 23 октября 2012 г. (о реструктуризации долгов). В результате соответствующие выплаты облгазов растянулись на десятилетия без какого-либо компенсаторного механизма обесценивания денежных средств.

Несмотря на это, благодаря высокопрофессиональной работе команды, которую мне довольно быстро удалось сформировать в ДК “Газ Украины”, при активной поддержке и помощи Правительства Украины, на то время Арсения Яценюка, Министра внутренних дел Арсена Авакова, Национальной полиции, ряда народных депутатов Украины нам удалось наложить арест на активы должников и в конечном итоге за соответствующими судебными решениями взыскать с них 3 млрд гривен, которые были реально оплачены “живыми” деньгами на счета компании.

Эти средства стали существенной поддержкой не только для деятельности Нафтогаза, но и государственного бюджета в то непростое для нашей страны время.

Собственно говоря было сделано то, чего никому и никогда в истории Украины не удавалось сделать – заставить олигарха рассчитаться с государством за свои долги, ведь Нафтогаз Украины является субъектом хозяйствования государственного сектора экономики.

Кроме того, системная и упорная работа дала возможность взыскать с других должников многомиллионные суммы в пользу ДК “Газ Украины”, которые видимо уже никто и не собирался возвращать.

Следует отмечать, что работа нашей команды по взысканию долгов была направлена прежде всего на решение государственных интересов.

Так, взысканные как задолженность 50 квартир в Верхних Плавнях были переданы МВД для нужд обеспечения жильем участников АТО. Кроме того, мы передали принадлежащие на праве собственности ДК “Газ Украины” 6 квартир в г. Киеве для Национальной полиции – лиц, получивших инвалидность во время АТО. ДК “Газ Украины” за соответствующими решениями Правительства передала значительное количество автомобильной техники силовым структурам.

Следующим вопросом моей практической работы стал анализ состояния выполнения Нафтогазом функции акционера в отношении хозяйственных обществ, так называемых облгазов – операторов ГРС, в уставном капитале которых имеется доля компании, а фактически государства.

Прежде всего я обратил внимание на ОАО “Кировоградгаз”. Вполне логично возник вопрос – почему НАК “Нафтогаз Украины” реально не контролирует деятельность ПАО “Кировоградгаз”, в котором компании принадлежит 51 процент акций?

Как не странно, но в этом облгазе более 10 лет должности высшего менеджмента компании занимали исключительно представители миноритарных акционеров, общее собрание начиная с 2005 года вообще не проводились, результаты деятельности общества были далеко не лучшими.

Поэтому, получив соответствующее поручение и полномочия от председателя и правления Нафтогаза, скоординировав работу подразделений компании, получив поддержку ряда центральных и местных органов власти, соответствующих подразделений Национальной полиции, мне удалось в максимально сжатые сроки организовать и провести общее собрание Кировоградгаза, изменить состав наблюдательного совета и правления общества и взять под полный контроль деятельность этого предприятия как оператора газораспределительных систем и связанного с ним сбытового предприятия ГП “Центргаз”.

Дальнейшая работа в этом облгазе дала возможность выявить злоупотребления, всевозможные “схемы”, в том числе с несколько сотнями так называемых “мертвых душ”, то есть несуществующими потребителями природного газа, благодаря которым некоторым “дельцам” Кировоградгаза и их покровителям удавалось воровать у государства десятки тысяч кубометров природного газа. Мы поставили конец таким злоупотреблениям.

Новая команда менеджеров, которая зашла в Кировоградгаз, вопреки яростному сопротивлению не только смогла навести порядок в финансово-хозяйственной деятельности общества, но и внедрила принципиально новые технологии, в частности “цифровизации” учета и контроля за состоянием имущества общества.

Так, специалистами Кировоградгаза была осуществлена почти 100-процентная “оцифровка” газораспределительных систем и их составляющих, составлена соответствующая карта ГРС, заработала электронная система контроля технического обслуживания ГРП, а это больше чем 10 тыс. деталей на каждом объекте.

Поражение с “Черкассыгаз”

До этого времени остается не решенным вопрос о возвращении под контроль НАК “Нафтогаз Украины” ПАО “Черкассыгаз”, в котором ранее Нафтогаз имел контрольный пакет акций.

Вследствие коррупции и злоупотреблений, в том числе предыдущего менеджмента Нафтогаза, этот пакет было “размыто” с 51 до менее чем до 10 процентов акций.

В связи с этим я инициировал перед председателем правления Нафтогаза проведения служебного расследования относительно обстоятельств потери контроля над Черкассыгаз, по результатам которого был проинформирован Кабинет Министров Украины, как акционер, а также соответствующие правоохранительные органы государства.

Сейчас соответствующее досудебное производство осуществляется НАБУ.

Вызывает тревогу тот факт, что уже дважды делалась попытка закрыть указанное уголовное производство.

Совместными усилиями команды, которую я создал для решения этого вопроса, и патриотически настроенных народных депутатов Украины, нам удалось добиться отмены соответствующих решений о закрытии производства по делу.

Надеюсь, что вопрос восстановления за государством контрольного пакета акций в уставном капитале ПАО “Черкассыгаз” будет успешно решен.

Новая система реализации газа

Также важным направлением моей работы стало совершенствование системы реализации Нафтогазом природного газа.

Как показала предыдущая практика, текущие долги облгазов, связанных с ними сбытовых предприятий перед НАК “Нафтогаз Украины” неуклонно росли, компания стремительно теряла свои позиции на рынке реализации природного газа промышленным потребителям, совсем не занималась вопросом обеспечения населения природным газом.

Поэтому согласно стратегии трансформации НАК “Нафтогаз Украины” правлением компании принято решение о введении новой модели реализации природного газа.

Среди таких решений, которые нашей команде удалось успешно реализовать, – создание с участием ДК “Газ Украины” трех газоснабжающих компаний в форме обществ с ограниченной ответственностью со структурированными направлениям их деятельности – газопоставляющая компания “Нефтегаз Украины” (поставка газа населению), “Нефтегаз трейдинг” (поставки газа промышленности и трейдерам) и “Нафтогаз тепло” (поставки газа теплокоммунэнерго).

В короткие сроки указанные компании, за которые я нес полную ответственность, не только получили необходимые разрешительные документы, были укомплектованы высокопрофессиональными специалистами, но и активно начали свою работу.

В результате новообразованные газоснабжающие компании, как составляющая Группы Нефтегаз, успешно вышли на рынок предоставления услуг по газоснабжению населению Кировоградской области. Кстати, я до этого времени является потребителем природного газа ООО “Газопоставляющая компания “Нафтогаз Украины”, пожалуй единственным из числа руководящего состава Нафтогаза.

Фактически в двухмесячный срок с момента начала своей работы, ООО “Газопоставляющая компания “Нефтегаз трейдинг” резко увеличила свое присутствие в сегменте реализации рынка природного газа промышленным потребителям (с 2-3 процентов, которые имел НАК “Нафтогаз Украины” до начала работы газоснабжающей компании, до 17 процентов). Конечно, чтобы достичь таких результатов, требовалось очень напряженная и слаженная работа всей нашей команды.

Очень жаль, что с приходом в указанных газоснабжающих компаний так называемой “команды” Андрея Фаворова, который в дальнейшем возглавил это направление работы, соответствующие показатели и темпы работы указанных обществ существенно снизились, была фактически прекращена работа по расширению рынка оказания услуг по газоснабжению населению. А это потерянное время и возможности.

Реформа закупок

Важным и одним из ключевых направлений моей деятельности стало наведение порядка в системе закупок товаров, работ и услуг системе Нафтогаз.

Замечу, что в Группе Нафтогаз до прихода команды Андрея Коболева фактически основным источником коррупции и злоупотреблений были именно закупки.

Благодаря слаженной работе Андрея Коболева и Юрия Витренко их удалось преодолеть как минимум в так называемом “верхнем эшелоне”. Коррупция же на среднем и низовом уровне, к сожалению, длительная. И тому способствовали как недостатки в законодательстве, отдельных корпоративных актах компании, так и в целом существующая в государстве система закупок, в том числе с использованием системы prozorro.

Некоторые “специалисты”, в частности, Укртрансгаза и Укргаздобычи научились успешно обходить существующие требования в сфере закупок на уровне технических процедур, подгоняя под “нужных” поставщиков или продавцов соответствующие тендерные условия. И внешне все выглядело почти безупречно с точки зрения соответствия законодательству.

Для преодоления коррупции на низовом уровне, обеспечения контроля за прозрачностью закупок было инициировано создание в Группе Нафтогаз системы конфликтных комиссий. В аппарате Нафтогаза это была так называемая Центральная конфликтная комиссия (ЦКК), которую я возглавил и которая работала исключительно на общественных началах.

Благодаря работе этой комиссии удалось предотвратить многомиллионным злоупотребления или нецелевого или нерационального использования средств предприятий Группы Нефтегаз.

ЦКК стала авторитетным органом среди поставщиков и продавцов товаров и услуг для нужд Группы Нафтогаз, поскольку всегда беспристрастно, оперативно и объективно рассматривала их жалобы и предложения, принимали соответствующие меры реагирования.

По заключению независимых авторитетных исследований, проведенных в частности ГФК Юкрейн по методике GfK BBR (Business-Brand Relationship), именно ЦКК получила наивысший рейтинг доверия в Группе Нафтогаз (43 процента).

Конечно моя работа председателем ЦКК не осталась незамеченной для некоторых должностных лиц компании, в том числе тех, что имели доступ к кабинету председателя правления компании.

Пожалуй, начиная с того времени наши отношения с Андреем Коболєвим как председателем правления несколько ухудшились. И, возможно, где-то в чем есть и моя вина, ведь я никогда не считал нужным лишний раз “светиться” у руководства, поскольку, имея соответствующие полномочия, в своей работе следовал букве и духу закона, принимал ответственные и законные решения.

Но, к сожалению, как часто бывает в жизни, слушают того, кто первый “добежит” и убедит в своей правоте. Хотелось бы, конечно, чтобы решения принимались тогда, когда выслушаны обе стороны.

При любых условиях мне не стыдно за свою деятельность на посту председателя ЦКК и не жалею, что с некоторыми коллегами в результате этой работы ухудшились или совсем прекратились отношения. Но как говорится, “Платон мне друг, но истина дороже”.

Жаль только одного, что ЦКК вскоре была ликвидирована, и думаю, что именно с подачи тех заинтересованных в продолжении коррупции и “дерибана” человек. Зато создано новое штатное подразделение, которое конечно уже не имеет таких возможностей и полномочий, чтобы независимо контролировать и координировать процедуры закупок. И и функционирования указанного подразделения требует дополнительных расходов компании.

В целом для преодоления коррупции в Группе Нафтогаз требуется системная и кропотливая работа. Тогда перестанут появляться в средствах массовой информации сообщения о фактах взяточничества, в частности, в структурах Укргаздобыча, когда некоторые ее служебные лица выбрасывали из окна мешки с деньгами, полученными в качестве взятки. Но о коррупции и риски взяточничества, в том числе в АО “Укргаздобыча” и АО “Укртрансгаз”, я, как председатель ЦКК, неоднократно информировал руководство Нафтогаза.

Следующий этап моей работы – директор по проблемной задолженности, газораспределительных систем и розничного газоснабжения НАК “Нафтогаз Украины”.

От самого начала этой работы я инициировал создание отдельного подразделения для координационной и практической работы по взысканию, так называемой “проблемной”, задолженности не только в рамках НАК “Нафтогаз Украины”, но и в целом по группе предприятий Нефтегаз.

На сегодня департамент по работе с проблемной задолженностью – мощное подразделение компании, который укомплектован лучшими специалистами, прежде всего юристами-адвокатами.

На счету департамента десятки выигранных дел и сотни миллионов, которые поступили на счета НАК “Нафтогаз Украины” от исполнения соответствующих судебных решений в пользу компании.

Например, если юридическим подразделением НАК “Нафтогаз Украины” за 2016-2017 годы и 9 месяцев 2018 года в принудительном порядке было взыскано 21 млн гривен, то вновь созданным департаментом только в 2019 году взыскано 331 млн гривен с должников – промышленных, газораспределительных и газоснабжающих предприятий.

На сегодня сумма долга облгазов перед НАК “Нафтогаз Украины” составляет более 4 млрд гривен, перед АО “Укртрансгаз” – около 44 миллиарда.

Поэтому облгазы активно ведут работу по поиску договоренностей для решения вопроса заключения мировых соглашений с Нафтогазом и Укртрансгазом.

Так, задолженность облгазов перед НАК “Нафтогаз Украины” в сумме 2,2 млрд гривен планируется путем заключения мировых соглашений рассрочить на 5 лет и заплатить за счет сумм возмещения, которые заложены в конце прошлого года НКРЕКП в новых тарифах на распределение природного газа операторам ГРС (так называемые потери за прошлый период), то есть фактически за счет населения. Суммы штрафов и пени, которые должны быть уплачены Нафтогаза, а это 1,3 млрд гривен, вообще планируется списать, очевидно по решению правления или наблюдательного совета НАК “Нафтогаз Украины”.

В отношениях с Укртрансгазом облгазам выгодно вернуть долг путем передачи соответствующих объемов природного газа, вместо расчетов “живыми” средствами. Но цена природного газа сейчас не та, по которой имели бы рассчитаться облгазы на момент, когда такие долги возникли. Кроме того, реализация такой “схемы” расчетов приведет к тому, что все штрафы и пеня, начисленная облгазам, вообще будут “прощены”.

Итак, подобные “кулуарные договоренности” между Нафтогазом и облгазами могут иметь крайне негативные последствия не только для Нафтогаза как прямые убытки, но и для государственного бюджета, поскольку львиная доля этих средств могла бы быть направлена в бюджет. И эти средства могли бы быть использованы в том числе для борьбы с пандемией коронавирус.

Думаю, вопрос о заключении соответствующих мировых соглашений должно быть взято непосредственно на контроле Кабинета Министров Украины как акционера компании путем согласования заключения мировых соглашений с облгазами, которые касаются погашения долгов перед Нафтогазом за потребленный ими природный газ в прошлые годы, а также долги перед Укртрансгазом за так называемые негативные небаланси.

При наличии необходимых оборотных средств, которые должна была бы Группа Нафтогаз в случае своевременного проведения расчетов должников с соответствующими предприятиями, входящими в ее состав, за потребленный или отобранный из ГТС природный газ, предприятиям компании не было бы необходимости привлекать дополнительные кредитные ресурсы и еще под немалые проценты. Ведь обслуживание таких ресурсов обходится недешево – около 17 процентов годовых в гривне.

Газораспределительные системы или их составляющие (ГРС). Речь идет как о ГРС государственной формы собственности, длительное время находились в пользовании НАК “Нафтогаз Украины”, а фактически в безвозмездном пользовании облгазов – операторов газораспределительных систем, владельцами которых в основном являются олигархи, так и собственно ГРС, находящихся на балансе НАК “Нафтогаз Украины” и ее дочерних предприятий.

Эта тема уже частично освещалась в средствах массовой информации мною, некоторыми народными депутатами, с которыми я тесно сотрудничал, и отдельными членами моей команды.

Именно я был инициатором отмены постановления Кабинета Министров Украины 2012 г. № 707, которым государственные ГРС на коррупционной основе были переданы в хозяйственное ведение, то есть в безвозмездное пользование, частных операторов ГРС.

Далее, в сотрудничестве с народным депутатом Украины Александром Ксенжуком, инициировал поправку к статье 37 в то время проекта Закона Украины “О рынке природного газа”, которая отменила возможность безвозмездного использования операторами ГРМ государственных ГРС, что остались на их балансе после корпоратизации и приватизации соответствующих предприятий, и которые используются ими для распределения природного газа с целью получения прибыли.

Именно я инициировал подготовку проекта решения Правительства относительно порядка использования операторами ГРМ государственных газораспределительных систем.

Почти год пришлось потратить на сопровождение проекта этого постановления во время ее согласования с заинтересованными центральными органами исполнительной власти и НКРЕКП. И только 21 февраля 2017 г, практически через полтора года после введения в действие Закона Украины “О рынке природного газа” (1 октября 2015 года) Кабинет Министров Украины смог принять указанное постановление.

К сожалению, на сегодня это постановление выполняется лишь тремя облгазами, а следовательно государственный бюджет продолжает нести убытки в виде невыполненных доходов. А эта сумма даже по самым минимальным расчетам может составлять около полумиллиарда гривен в год.

В прошлом году, когда рассматривался проект нового Закона Украины “Об аренде государственного и коммунального имущества”, при поддержке народного депутата Украины Андрея Мотовиловця удалось отстоять и провести сначала через комитет по вопросам экономической политики, а потом и в сессионном зале Верховной Рады Украины поправки ко второму чтению, которые определяют особенности передачи в аренду ГРС, собственником которых является государство, а также ГРС, находящихся на балансе НАК “Нафтогаз Украины” и ее дочерних предприятий.

На сегодня важным остается вопрос провести соответствующие положения относительно особенностей аренды ГРС в проекте постановления Кабинета Министров Украины, которым утвержден порядок передачи в аренду объектов государственной и коммунальной собственности. Собственно постановление уже принято Правительством Гончарука, однако не была подписана Премьер-министром Украины.

Как я уже отмечал, при суммарной остаточной стоимости активов ГРС государственных и Наковских более 5 млрд гривен существует возможность получить значительные денежные средства в государственный бюджет от передачи в аренду указанных ГРС.

Немало внимания и сил пришлось приложить к проблеме завершения строительства подводящих газопроводов до населенных пунктов, достройка которых была начата еще в 2009 году согласно распоряжению Кабинета Министров Украины № 1001.

НАК “Нафтогаз Украины” в соответствии с поручением Правительства обеспечивал финансирование достройки соответствующих подводящих газопроводов практически в большинстве областей Украины.

К сожалению, на сегодня более 100 объектов остаются незавершенными строительством, из них около 20 с высокой степенью готовности. При обеспечении ввода их в эксплуатацию свыше 350 тыс. наших граждан смогут получить доступ к “голубому” топливу.

На сегодня имеется значительное количество сельских населенных пунктов, в которых граждане за собственные средства или средства территориальных общин осуществили строительство внутренних газовых сетей, но из-за отсутствия 3-7 километров недостроенного подводящего газопровода к селу не в состоянии использовать природный газ для нужд своих домохозяйств.

Вопрос завершения строительства подводящих газопроводов НАК “Нафтогаз Украины” по моей инициативе неоднократно поднимала перед Кабинетом Министров Украины, профильным министерством. Была создана и работала межведомственная рабочая группа Минэнергоугля, сформированная с участием местных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, но к сожалению, из-за отсутствия политической воли, прежде всего на правительственном уровне и уровне профильного министерства, это очень важный вопрос остается не решенным.

Хочется обратить внимание и на проблему достройки Метрологического центра в г. Боярка, принадлежащего НАК “Нафтогаз Украины”, и о котором наверное мало кому известно.

Это уникальный объект, который мог бы стать метрологическим центром европейского уровня и значения, задачей которого является обеспечение высокого уровня достоверности измерения природного газа на всех уровнях распределения и потребления – от магистрального газопровода до конечного потребителя.

НАК “Нафтогаз Украины” в свое время профинансировала его строительство на сумму более чем 60 млн евро. Частичное финансирование строительства Центра осуществлено за счет Европейской Комиссии (объем выделенного гранта составил 9 млн евро). За счет гранта Еврокомиссии было профинансировано поставки уникального метрологического оборудования ведущих мировых производителей, без которого создание Центра было бы невозможным.

Во время строительства комплекса Метрологического центра учтен опыт лучших метрологических центров при газовых компаниях, действующих во Франции (Gaz de France), Германии (Ruhrgas), Канаде (Trans Canada Calibration) и Голландии при Национальном институте эталонов Королевства Нидерландов NMI.

К сожалению, Госархстройинспекция продолжает блокировать ввод в эксплуатацию указанного объекта. Несмотря на все усилия, которые мне пришлось приложить, в том числе на правительственном уровне, а также в сотрудничестве с посольством Европейского Союза в Украине, вопрос начала деятельности Метрологического центра остается не решенным.

А Метрологический центр для Украины – это не только сотни миллионов сэкономленных средств на поверке и калибровке счетчиков природного газа.

Метрологический центр в перспективе – это единый центр учета природного газа в Украине, к которому в режиме онлайн непосредственно с соответствующих счетчиков поступает информация об объемах транспортировки, распределения и потребления природного газа, а также о его качественные характеристики. Метрологический центр – это базовое учреждение для формирования баланса природного газа в Украине.

Жаль, что у нас у некоторых чиновников еще не хватает государственнического понимание этой проблемы. А может кому-то выгодно, чтобы ситуация не менялась?

Так, за шесть лет удалось многое сделать, но остается и много нереализованных планов.

Надеюсь, они будут непременно выполнены, но уже за другого времени и других условий.

Олег Диденко, директор ДК “Газ Украины”, директор по проблемной задолженности, газораспределительных систем и розничного газоснабжения НАК “Нафтогаз Украины” (2014 – 2020)

Источник: https://censor.net.ua/r3193388 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ