Реформа ОГПУ глазами прокурора, прошедшего аттестацию. Часть II

Реформа ОГПУ глазами прокурора, прошедшего аттестацию. Часть II

Последствия реформы в ЕСПЧ в разрезе дискриминации. Тесты: Ожидание vs реальность. Проверка на доброчестность – лотерея. Назначение на должности. Телефонный разговор со “смотрящим” и “свои” на руководящих должностях.

Часть 2/3.

Первую часть читайте здесь.

1️⃣ Последствия реформы в ЕСПЧ в разрезе дискриминации

Это не афишируется приверженцами реформ, но на сегодняшний день офис Уполномоченного по правам человека завален жалобами, которые, в целом, обоснованны. И там совершенно не понимают, что делать с этим дальше. Изначально команда реформаторов действительно хотела отсеять людей, которые не могут сдать тесты и которые не смогли бы пройти проверку на добропорядочность. Таким образом, планировалось сократить численность прокуроров и отчитаться об успешно проделанной работе перед Американскими спонсорами. В то же время планировалось завести “своих” людей на руководящие должности. Об этом свидетельствует норма Закона, предусмотренная пунктом 8 Закона Украины “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно первоочередных мер реформирования органов прокуратуры”. Согласно этому пункту аттестацию не должны были проходит заместители Генерального прокурора, весь руководящий состав Специализированной антикоррупционной прокуратуры, а также, внимание! ВСЕ руководители, которые были назначены после вступления указанного закона в силу.

То есть изначально, господин Рябошапка Г.Г. пролоббировал Закон, который давал ему возможность назначать людей на руководящие должности и таким образом избавить их от необходимости прохождения аттестации. Конечно, остается вопрос, почему это не было реализовано. Думаю, они просто испугались что Американцы “не поймут”. Так вот, Украина обязана подчиняться международным договорам и стандартам судебных решений Европейского суда по правам человека, что является “путеводной звездой” Уполномоченного по правам человека.

Если проанализировать практику ЕСПЧ (к примеру, решения Уиллис против Великобритании, Окписц против Германии, на которые уже ссылаются наши суды) становится предельно понятно, что эта норма, которая изначально ставит в неравные условия рядовых прокуроров и руководителей, является дискриминационной. И я уверен, что в ближайшее время нас ждет огромное количество проигранных в ЕСПЧ дел по признаку дискриминации.

Также стоит упомянуть о Порядке прохождения аттестации. Этим порядком определено, что прокуроры обязаны были написать заявленіе о желании принять участие в аттестации. Причем – важный аспект. Ни законом, ни порядком не был опубликован образец данного заявления. Соответственно, заявленіе должно было нести формальный характер и составляться в произвольной форме. Однако, Генеральный прокурор своим приказом все-таки указал образец заявления. Это было именно то заявленіе, на основании которого прокуроры дали разрешение аттестационной комиссии принимать решение о непрохождении аттестации в связи с анонимными заявлениями. Для меня до сих пор остается загадкой, для чего это делалось. По сути, создались конфликтные ситуации, из-за которых ряд прокуроров-профессионалов банально пошли на принцип, отказавшись подписывать “унизительное” заявленіе. Эти люди были уволены и они опять-таки обратились в суд, где сейчас спокойно будут выигрывать дела из-за “турборежимных” Законов.

2️⃣ Тесты. Ожидание vs реальность

Знаю, что многие коллеги-прокуроры не разделяют моего мнения. Но я считаю, что тестирование прокуроров необходимо. Я действительно считаю, что в Генеральной прокуратуре работала большая часть прокуроров, которые не соответствовали тому уровню знаний, которые требовались на этом уровне. Решение отсева прокуроров путем глобального тестирования на теоретические знания, по моему мнению – правильное. Однако, в конечном итоге, основным определяющим критерием в выборе оставшихся людей в Офисе стал не их уровень знаний, а их стрессоустойчивость, наличие свободного времени для подготовки и ранее полученный опыт. Давайте по каждому пункту пройдемся отдельно.

А) Стрессоустойчивость – для подготовки к тестам руководство Офиса выделило 6! дней (по инструкции 7, но в действительности вопросы на сайт были загружены ночью). Количество вопросов – около 6 000. Для подготовки было необходимо читать около 1000 вопросов в день. К примеру, вопросы для тестирования в САП, НАБУ и ГБР (про исполнительную власть я вообще молчу) публикуются минимум за 2-3 месяца и количество самих вопросов гораздо меньше. Более того, надо понимать, что тестирование дается гораздо легче тем людям, которые их уже сдавали. В случае с САП, НАБУ и ГБР аттестуемые люди боролись за новую работу, а в данном случае – за свой единственный заработок. Представьте себе состояние человека, который, ни разу не сдавая тесты, учась 6 дней подряд, садится за компьютер и понимает, что в следующие 40 минут решится его судьба и судьба его семьи. Минимум 40-50 процентов людей, которые не набрали 2-3 балла до минимально необходимого уровня, провалили тест исключительно из-за волнения.


Б) Свободное время – здесь все понятно на примере. На момент подготовки к тестам лично я работал в Главном следственном управлении. В связи с окончанием полномочий – работы практически не было. Соответственно, лично я посвятил тестам все свое время. В то же время, я лично знаю человека, которому один из заместителей Генерального прокурора каждодневно ставил огромное количество задач, обещая, что с тестами у него все будет нормально. Соответственно, у человека не было возможности готовится к тестам, поскольку он был закрыт работой. Этот парень провалил тест.

В) Опыт. Из 100 вопросов, на которые необходимо было ответить – 70 из сферы уголовного права и уголовного процесса. Данная пропорция была равна для ВСЕХ сотрудников, которые хотели попасть на работу в Офис Генерального прокурора. Принцип “Всех под одну гребенку” привел к тому, что из структуры были уволены сильнейшие аналитики, кадровики, международники и остальные прокуроры, не имеющие ранее опыта с уголовным процессом и правом.

Тестирование на вербальное и абстрактно-аналитическое мышление, как по мне, было ненужным. Тестирование такого рода применяется, в большей мере, для оперативного блока, где необходима скорость мышления и умение абстрактно оценивать ситуацию под разным углом. Прокурор, в первую очередь – юрист. И умение расставлять квадратики в нужной последовательности не поможет ему выбрать в суде правильную стратегию обвинения.

3️⃣ Проверка на доброчестность – лотерея

Сама задумка, как по мне – хорошая. Из органов прокуратуры давно пора было выгнать людей, которые не могут адекватно объяснить происхождение своего имущества и образа жизни. Надо отдать должное работе посольства США, НАБУ и аналитиков, которые провели масштабную работу по всем сотрудникам Генеральной прокуратуры. Была собрана практически вся открытая и закрытая информация, которая теперь уничтожена, но бережно хранится в копиях на территории одного посольства. Имущество аттестуемого, имущество его родственников, поездки за границу, наличие адвокатских удостоверений, протоколы об административных правонарушениях, дисциплинарные производства, уголовные производства, статьи в интернете, соответствие стоимости имущества рыночному уровню, образ жизни (по возможности), и так далее. Хотя, стоит отметить: это был первый в моей практике случай, когда комиссии не подвергались лоббизму тех или иных кандидатур. Другое дело, что в конечном итоге отсутствовал единый подход к принятию решений.

Как можно объяснить тот факт, что некоторые комиссии выгнали в случае больше людей, нежели другие? Это говорит о многом. Получилось так, что проверка на добропорядочность превратилась не в анализ возможных коррупционных рисков, а в банальную лотерею, когда судьба человека зависела от того, какая комиссия будет изучать его личное дело. С одной стороны, благодаря этому этапа были уволены люди, которые действительно не могли объяснить, откуда у них деньги на многочисленные перелеты, шикарные автомобили и дорогие дома. Но давайте смотреть правде в глаза и быть честны сами с собой. Сколько таких людей было выявлено и уволено? В видеоролике “Центра противодействия коррупции” показано 13 человек с сомнительной репутацией, которые были уволены в связи с проведением аттестации. Всего, в результате реформы из Генеральной прокуратуры было уволено 729 человек. Кто эти оставшиеся 713 человек? Подавляющий процент этих людей – обычные, рядовые прокуроры, которые пользуются общественным транспортом, ездят на автомобилях, взятых в кредиты, живут в съемных или служебных квартирах и ждут годовую премию. В конечном итоге, отсутствие единого подхода и разработанных рекомендаций для принятия решений, этап проверки на добропорядочность превратил в хаотичный отсев по принципу “этот хуже предыдущего”.
Отдельным вопросом в ходе собеседований нужно вынести видеофиксацию. Очень хотелось бы услышать комментарий патриотически настроенных “грантоедов” по поводу того, что весь процесс собеседования и обсуждение информации с ограниченным доступом фиксировался на видео лицами, не владеющими русским и украинским языком. По хорошему, это полный провал СБУ.

4️⃣ Назначение на должности.

После проведения собеседований сотрудников Генеральной прокуратуры, которые прошли аттестацию, должны были перевести в Офис Генерального прокурора. Существовало два вида назначений: рядовые должности и административные. Процедура по рядовым: на сайте оглашали фамилию и должность, на которую прокурор должен был написать заявленіе. В случае отказа написания рапорта о назначении на предложенную должность Вас имели право уволить. Процедура по административным должностям – Генеральный прокурор вносил предложение комиссии, и проводила собеседование и в случае успеха – прокурора назначали. В случае провала – Генеральный прокурор предлагал другого кандидата. Даная система назначения на должности в корне отличалась от то системы, которую реформаторы пропагандировали. Конечно же, основная задача реформаторов была назначить “своих” людей. С этой целью была уничтожена конкурсная идея. Прокуроры не могли предложить себя на административную должность. Соответственно, комиссия могла рассматривать только тех претендентов, которых вносил Генеральный прокурор. Учитывая сказанное можно делать смелый вывод – конкурсе на руководящие должности в Офисе Генерального прокурора не проводилось.

5️⃣ телефонный разговор со “смотрящим” и “свои” на руководящих должностях.

После прохождения аттестации я был единственным в Генеральной прокуратуре Украины, кто отказался от написания заявления о переводе на должность в Офис Генерального прокурора. Мной изначально было принято решение не лоббировать себя с целью получения должности в Офисе. Основной причиной этого было принципиальное решение – или работать так, как обещал Президент на выборах (честно и без “своих”) либо не работать в госсекторе вообще. Но каково было мое удивление, когда после отказа написания рапорта мне позвонила одна из “приближенных” к высшему руководству Офиса личностей и начала уговаривать “зайти” в Офис. Причина этого звонка мне была понятна – все “свои”, на тот момент, уже были определены, а терять профессиональную “рабочую лошадь” с многолетним опытом не хотелось. Не буду вдаваться в детали разговора, но главный “месседж” “приближенной” дословно был: “Если для Вас так важна самореализация, то почему же Вы не пришли договариваться с нами раньше?”, “Вы не в том положении что бы ставит Нам условия” и “Мы Вас не знаем”. Самое ужасное в этой истории тот факт, что эта “приближенная” не сотрудник кадрового подразделения. То есть кадровую политику и назначения не осуществлял Департамент кадров, а банальная “приближенная”, которую поставили на одну из “хлебных” должностей в Офисе. После этого разговора стало понятно, что реформа ничего не изменила.

В третьей части будут описаны следующие темы:
– Итог проведенной реформы:
– Уволенные коррупционеры
– Кадровая потеря
– Деморализация и отсутствие мотивации
– Раздутие штата
– Повышение коррупционных рисков
– Что делать дальше?

Алексей Ничипоренко

Источник: https://censor.net.ua/r3193234 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ