«Это от отчаяния». Как проходит голодовка «Матчынага руху 328» в Калинковичах

«Это от отчаяния». Как проходит голодовка «Матчынага руху 328» в Калинковичах

Цель голодовки — привлечь внимание властей к необходимости смягчения наказания по статье 328 УК (незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов). Родители осужденных также требуют создать комиссию по пересмотру соответствующих уголовных дел, начиная с 2013 года, и внести изменения в законодательство.

 

«Председатель райисполкома предлагал полевую кухню и обеды из ресторана»

В комнате — плакат «Отпустите папу». Его нарисовал семилетний Стас. Его отец — в колонии по 328-й статье. Мать Стаса работает в детском саду, одна растит детей, а ещё исхитряется откладывать деньги на передачи для мужа. Бабушка Стаса — участница голодовки. На зоне у неё гражданский муж.

Лиана Шуба

«Да, он был зависим от наркотиков. Но посадили по милицейской подставе от его же друга, такого же зависимого, дали восемь лет. Вот сидят и мой гражданский муж, и зять», — печалится Елена Казакова. Именно в ее квартире проходит голодовка.

В первые часы голодовки женщин посетила милиция, инспекция по делам несовершеннолетних, директор школы. Елене Казаковой вручили некий документ — повестку в прокуратуру «для дачи объяснений». Женщина никуда не пошла.

Татьяна Каневская

Вечером в квартиру пришли представители местной власти — председатель Калинковичского райисполкома Сергей Гвоздь и глава райсовета Виктор Замостик. По словам активисток, чиновники пришли с миром — интересовались здоровьем, спрашивали, никто ли их не беспокоит.

«Они были отрыты, доброжелательны — это радует. Сергей Гвоздь, видно, человек с юмором. Он нам предложил кухню полевую, с кашей и тушенкой, под окна, чтобы мы прекратили голодать. Предлагал обеды заказать из ресторана. Мы сказали, что если он пригонит полевую кухню — чтобы нам запах шёл через форточку, мы в коридоре ляжем. А он нам сказал, что через вентиляционную трубу пустит запах, чтобы мы не голодали», — рассказывает гомельчанка Татьяна Каневская.

Она была инициатором голодовки. Ее сыну по 328-й статье дали пять лет. Первоначальный срок был восемь лет, но удалось три года «отбить».

«Познакомился с парнем на новой работе. «Обмывали» первую зарплату. Парень тот, видно, был непрост. Предложил купить и покурить травки. Взяли сразу же по выходу из подъезда, даже не успели покурить! Тому дали «домашнюю химию», а нашему первоначально восемь лет», — рассказывает Каневская.

В воскресенье к обеду их опять посетил председатель райсовета. «Привозил с собой врача и фельдшера со «скорой». Нам всем измерили давление. Виктор Замостик сказал, что заботится о нас, что мы приехали в Калинковичи здоровые и здоровые должны уехать», — рассказывает инициатор голодовки.

Женщины со смехом говорят, что они чувствуют себя в райцентре в безопасности — под подъездом дома постоянно дежурит автомобиль с людьми в штатском.

«К нам приезжали гости, поддержать, так их сопровождали до самого Мозыря. Они нам потом позвонили — мол, хорошо доехали, под сопровождением», — отмечают женщины.

 

«Очень хочется, чтобы нас не проигнорировал Александр Григорьевич»

Виктору Замостику голодающие передали список чиновников, с которыми они хотят встретиться в Администрации президента 2 мая. Замостик, в свою очередь, передал женщинам приглашение на встречу главой Администрации Натальей Кочановой.


«Кочанова нам не нужна, она не решает те вопросы, которые мы задаем»

«Он напрямую с Кочановой не общается. Он сказал, что общается с одним человеком, но не сказал, с кем. Мы передали ему список чиновников — генерального прокурора, председателя Верховного суда и так далее, и список прессы. Замостик сказал, что не может ответить, все ли из списка будут на встрече в Администрации президента. Но мы туда поедем. Если хотя бы одно требование их наших трех будет выполнено, а они неизменны — встреча с Лукашенко, изменение законодательства, создание комиссии по пересмотру дел, мы прекратим голодовку. Если нет — вернемся обратно в Калинковичи», — решительно настроены Татьяна Каневская и ее подруги по несчастью.

Активистки движения рассказывают: изменить статью 328 им обещают с 2016 года, но пока все заканчивается отписками. В 2018 году, как узнали активистки движения, весенняя сессия парламента ничего такого рассматривать не будет, и не собиралась. «Терпение лопнуло», — говорят женщины.

Они уверены: в их требованиях нет ничего сверхъестественного. Им нужны справедливые суды, адекватные сроки.

«Даже эти три пункта наших требований — не великий труд. Но очень хочется, чтобы нас не проигнорировал Александр Григорьевич. Мы же его избрали, он для нас работает! Очень хочется, чтобы он пришел на встречу. Даже пусть просто поздороваться. Пусть он не поддержит нас, но хоть что-то ответит. Надеемся изо всех сил. Конечно, первый шаг они сделали — огромное спасибо», — рассуждает Каневская.

Сейчас они пишут тезисы для встречи с чиновниками. «Мы не дадим повернуть разговор в их сторону. Если нас приглашают, то пусть нас, в конце концов, выслушают. Тем более те люди, от которых мы получили килограммы отписок», — замечают участники голодовки.

 

«По утрам в воду добавляем яблочный уксус, для поддержания сердца»

О методике голодания они знают немного.

Людмила Пименовская

«Это какой-то внутренний позыв, не более того. Сейчас мы начали интересоваться, как выйти из голодовки. А так — мы просто кинулись в неё. Это от отчаяния. На третий день начали ощущать, что нам тяжело. Тяжелее стало ходить на улицу, голова кружится… Мы взяли тонометры, глюкометры, воду, каждая — лекарства от своих болячек. Пьем только воду. По утрам добавляем домашний яблочный укус — так нам посоветовали для поддержания сердца, чайную ложку на стакан воды», — рассказывает Лиана Шуба из Жлобина.

У нее на зоне — сын Алексей. Женщина уверена, и подробно рассказывает, что парня подставила милиция, подвели под сбыт (часть 3 статьи 328), воспользовавшись тем, что он — наркозависимый. Дали десять лет

Таких историй у женщин из «Матчынага руху 328» — сотни. По неофициальной информации, сейчас по 328-й на зонах отбывают наказание около 17 тысяч человек.

Лиана Шуба уверена: наркозависимых больше, чем по официальной статистике, но они боятся обращаться к наркологам, так как могут из пациентов превратиться в осужденных.

Женщина утверждает, что её сын пытался бросить, но… не успел. «Дали деньги на контрольную закупку, это была провокация. Но у наркозависимых своя логика, он не удержался. В итоге десять лет с конфискацией. Наркобарон… А ходил в прохудившихся кроссовках, наверх надевал на работе полиэтиленовые пакеты… Сейчас все деньги ушли на конфискацию, на адвокатов, передачи», — вздыхает Лиана.

 

«Я сама дура, что попросила помощи у бывшего милиционера!»

В воскресенье к голодающим приехала Татьяна Федосенко из Буда-Кошелево. Она привезла воду и витамины. Первоначально женщины собирались голодать в её частном доме. Но после давления со стороны милиции, прокуратуры и администрации предприятия, где работает женщина, она отказалась.

«Мне угрожали штрафами — за предоставление своего дома для несанкционированного мероприятия. Ну, ладно, я бы уплатила штрафы. Говорили, что накажут за то, что я предоставлю свою территорию для работы неаккредитованных СМИ. Но и это мне было нестрашно. Меня убило то, когда в прокуратуре сказали: «Смотрите, спасая старшего сына, можете потерять младшего». Это меня убило! У младшего были проблемы, судимость за хулиганство… А у меня — онкология. Я могу и не дождаться старшего из тюрьмы», — рассказала Татьяна Федосенко.

Она плачет.

«Я сама дура… Когда я заметила, что у сына проблемы, я задумалась, может, он курит траву, я подумала, что милиция же должна заняться, пресечь тех, кто поставляет это всё! Тем более у нас в райцентре это сплошь и рядом! Особенно в лесу за колледжем, там и пакеты, и клей люди находили, и детей спасали, которые или нанюхались, или накурились. Я поговорила со знакомым, он бывший милиционер, он сказал — займутся. И, видать, тоже я виновата — сама посадила сына! Они занялись. Да так, что мой сын получил восемь лет! К нему подослали одного — мол, давай достанем конопли. Нарвали, дикорастущей. И пошел мой сын потом за сбыт», — вспоминает Татьяна Федосенко.

Женщина считает: этот «беспредел» пора заканчивать.

Женщины наперебой рассказывают, как все «кормятся» с них: государство, когда конфисковывают имущество, адвокаты с огромными расценками, потом нужно слать передачи, перечислять деньги близким на зону…

«Распродали всё, что было. Дочка любит фотографировать, у нее было хорошее оборудование, но и его пришлось продать», — добавляет Татьяна Федосенко.

 

«Администрация президента не имеет полномочий…»

30 апреля к голодающим в Калинковичах присоединилась еще одна женщина из Жлобина.

«Сегодня уже значительно труднее. Начались судороги на ногах, но мы понимаем — пошла интоксикация организма. Держимся, хоть и тяжело», — сказала Татьяна Каневская.

На ее адрес в Гомеле пришел ответ из Администрации президента, куда женщина обращалась раньше с уведомлением о голодовке, озвучивала требования.

«За подписью Шлыка (Григорий Шлык — начальник управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Администрации президента. — ред.) там написано, что Администрация президента не имеет полномочий для пересмотра дел. О голодовке в ответе — ни слова. Я не вижу логики — калинковичская власть передает нам, что нас ждут в Администрации, а оттуда приходит письмо, что у них нет полномочий!» — отметила Каневская.

По ее словам, многие матери из движения намерены 2 мая придти к зданию Администрации президента в Минске. Также Каневскую, Шубу и других активисток пригласили на 4 мая в Генпрокуратуру.

Сюжет: Голодовка матерей Новости Беларуси Сегодня