Рука Москвы и призрак выборов. Лукашенко взялся точить информационное оружие

Рука Москвы и призрак выборов. Лукашенко взялся точить информационное оружие

Фото пресс-службы президента Беларуси

«Нужно больше своей телепродукции. Когда мне говорят, что [руководитель телеканала ОНТ Марат] Марков сидит на платформе ОРТ (ныне это российский «Первый канал». — А.К.), я этого просто не понимаю», — заметил Лукашенко на сегодняшнем совещании с руководителями ведущих государственных СМИ.

 

В телеке много России

«Наше пространство, наше телевидение, наш телевизор, наш канал ОНТ (и неплохой) — пора уже решить главную проблему: это наше. А если кто-то хочет сюда прийти — пожалуйста, как мы туда. Платите деньги, спросите разрешения, дайте свой товар, продукт, мы посмотрим — может быть», — рассуждал белорусский руководитель.

Дело, конечно, не только в деньгах, хотя и эта тема обострилась после того, как Москва стала динамить с ценами на энергоресурсы. Главное — влияние на мозги электората.


Москва пошла в новую информационную атаку на Минск

А белорусского лидера сегодня в российских медиа особо не жалуют. «Батька», мол, ненадежный союзник, стал водить дружбу с Америкой, потакать «местным бандеровцам» и пр. Не говоря уж об упреках в нахлебничестве, попрошайничестве.

Между тем недавний мониторинг БАЖ показал, что, как и годом ранее, на четырех белорусских телеканалах из восьми, входящих в обязательный общедоступный пакет, более 60% в прайм-тайм составляет продукция российского производства. У двух телеканалов — «Беларусь 2» и «РТР-Беларусь» — доля таких передач за год увеличилась. Причем это цифры по количеству передач. По хронометражу доля России еще весомее. 

Понятно, свой телеконтент стоит больших денег. И хотя в бюджете предусмотрены немалые средства на подпитку госСМИ (Белтелерадиокомпании, например, в этом году достанется 124 млн рублей), целиком заменить российские программы вряд ли возможно. Да и шум в Москве поднимется: русофобия и все такое.

Второй момент: качество отечественных передач. Сколько ни призывай к творческому подходу, сам статус государственных СМИ — сильный ограничитель. По сути Лукашенко ставит задачу, чтобы они креативно, убедительно поддерживали созданный им режим. Но если на практике больших успехов нет, то крики «халва!» могут только раздражать.

 

Советская матрица

По большому счету, в сегодняшнем совещании — ничего нового. Разве что начальство освоило модную терминологию: фейки, дипфейки, постправда и пр. А так речь идет о той же пропаганде и контрпропаганде, которой занимались госСМИ в коммунистические времена.

Тогда, правда, утверждалось, что на советскую страну клевещут сугубо проклятые западные империалисты. Теперь, по словам Лукашенко, мы находимся «в таком положении, что нам и от союзников достается, и от соперников или врагов, как мы их называли. И в этом плане Беларусь простреливается со всех сторон».

Президент сказал, что даже «в крупных зарубежных СМИ в отношении нашей страны часто появляются инсинуации, а порой и вовсе заведомая ложь и клевета».

Тут, правда, надо разобраться, что белорусское руководство считает ложью и клеветой. Вряд ли в этом контексте идет речь об откровенных фейках, умышленной дезинформации. Серьезные зарубежные СМИ дорожат своей репутацией, проводят фактчекинг. Другое дело — дискомфортная фактура, критичность, акценты, оценки.

Вот Лукашенко заверяет, что в Беларуси демократии больше, чем в Европе, а западные СМИ в этом сомневаются, говорят о жестком авторитаризме, непрозрачных выборах, дискриминации политических оппонентов и пр. Получается, клевещут? Или просто говорят неприятную правду?

Советской прессе все труднее было уверять народ, что он живет в земном раю, по мере того как СССР объективно отставал от Запада. Попробуй убеди в преимуществах «развитого социализма» над «гнилым капитализмом», когда не купить колбасы и туалетной бумаги.

Беларусь сегодня — хотя колбасы завались, были бы деньги — тоже все больше отстает даже от соседей. В Польше заработки втрое выше. Уже и Украина, которую белорусская пропаганда как только ни полоскала, практически догнала по средней зарплате. Украина развивается, залечивает раны. А вот белорусское руководство не дает внятного ответа, как страна будет жить без московской подпитки.

 

«Честные» и «нечестные»

Сколько ни давай «своим» медиа инструкций в духе быть острее, оперативнее, аналитичнее, по большому счету проблема в том, что анахронична сама система с доминированием государственных СМИ, преференциями для них. Даже Кремль подходит к вопросу тоньше, старается влиять на медиа опосредованно. А Дональд Трамп хоть и злится на критикующие его СМИ, но подмять неугодную прессу не может.


Лукашенко лично вступил в бой с российскими телеканалами

Лукашенко же придерживается тезиса, что «идеология не приватизируется», то есть основные СМИ должны принадлежать государству.

Между тем именно негосударственные медиа предупреждали об опасности однобокой ориентации на Россию, имперской угрозе еще тогда, когда «госы» продолжали петь осанну «братской интеграции». Именно негосударственные СМИ говорили, что нужно поддерживать белорусский язык, укреплять национальное самосознание, национальный исторический нарратив вместо советского, москвоцентричного. Именно «нечестная» по определению правящей верхушки пресса ставила и продолжает ставить вопрос о давно назревших реформах.

Постфактум оказывается, что «нечестные» как в воду глядели, но в каждый конкретный момент их позиция дискомфортна для консервативного политического режима, цепляющегося за старые модели. В независимой прессе режим видит враждебную силу и продолжает ее дискриминировать (например, отсекая доступ к информации).


В Минске хотят построить гигантский медиацентр для государственных телеканалов

Однако с государственными СМИ, которые по определению лояльны, не кусачи, хоть к ране прикладывай (пока речь не идет о «пятой колонне»), у правящей верхушки — та же проблема, что и с госсектором вообще: низкая эффективность.

Тиражи госизданий падают, несмотря на элемент принудительной подписки. Районные газеты — это вообще тихий ужас: пишут дубовым языком коммунистических времен. При нормальном медиарынке, действительно свободной конкуренции большая часть госпрессы просто погибла бы.

На сегодняшнем совещании звучали предложения создать новостной канал наподобие «Евроньюс» (возможно, появится со следующего года), построить медиацентр и пр. Председатель Белтелерадиокомпании Иван Эйсмонт мечтает даже о некоем аналоге Би-би-си. Но вопрос не только в базе и формате, а и в том, насколько государственные СМИ способны работать по стандартам качественной журналистики.

 

Несвободная пресса бывает только плохой

Вот Лукашенко ратует за объективность, правдивость. Однако вспомним дело «Белого легиона», когда госСМИ поливали грязью, изображали страшными террористами людей, которые потом оказались невиновными. Все просто: тогда, весной 2017-го, нужен был образ врага, чтобы дискредитировать «тунеядские» протесты. Презумпция невиновности, профессиональная этика? Не, не слышали.

Еще один сугубо пропагандистский, манипулятивный прием — замалчивание неудобных событий. Или однобокий их показ. Например, в ноябре прошлого года белорусские госСМИ умудрились показать перезахоронение останков Кастуся Калиновского в Вильнюсе так, что в кадр не попал ни один бело-красно-белый флаг (как же: символ чертовой оппозиции!), хотя их там было море. Нет, господа, с такими вывертами лавры Би-би-си вам не светят.

Раз за разом во время избирательных кампаний госпресса по-черному мочит политических оппонентов главы государства, не давая им слова (если не считать коротких выступлений кандидатов, да и те может зарубить цензура). Это объективность?

А очередная кампания уже на носу. И госСМИ, похоже, провели разминку, вытерли ноги об участников декабрьских протестов против «углубления интеграции». Хотя люди вышли на улицы за независимость.

Но для госСМИ маркером было то, что на митингах не жаловали и белорусского официального лидера с его многолетним диким креном в сторону России. Так что между защитой независимости и защитой верхушки режима государственная пресса выбрала второе (и попробуй не выбери).

Вот в этом и заключается коренной порок подчиненных властям СМИ. Как говаривал Альбер Камю, «свободная пресса бывает хорошей или плохой, это верно. Но еще более верно то, что несвободная пресса бывает только плохой».

 Новости Беларуси Сегодня