Наш пароходик отходит

Наш пароходик отходит



Наш пароходик отходит

Кто тянет к банкротству Дальневосточное морское пароходство транспортной группы FESCO

Похоже, началась война за наследство братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, контролирующих группу «Сумма» и в настоящее время находящихся под следствием. Первый ход сделал подконтрольный менеджерам Внешпромбанка Промсельхозбанк и имеющий тесные связи с «Транснефтью» – «заклятым другом» дагестанцев. На кону Дальневосточное морское пароходство – ключ к управлению FESCO, крупнейшей российской транспортной корпорации.

Атака дронов

Промышленный сельскохозяйственный банк (Промсельхозбанк) пошел в атаку, обратившись в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании банкротом Дальневосточного морского пароходства (ДВМП) – головной компании транспортной группы FESCO. Банк увидел признаки несостоятельности ДВМП из-за невыплаты купонов по облигациям, которые находятся в юридическом управлении Промсельхозбанка.

В Дальневосточном морском пароходстве наличие неурегулированных долгов признают, и обещают договориться с кредиторами в процессе мирных переговоров. Но конкретно в случае с Промсельхозбанком категорически утверждают, что у кредитного учреждения нет долговых ценных бумаг пароходства, и оно не имеет никаких прав для своих заявлений в суд.

Скорее всего дело в нюансах трактовки понятия «в юридическом управлении». Попросту говоря, банку могли просто дать эти облигации для того, чтобы использовать кредитное учреждение в качестве тарана против ДВМП. Тем более Промсельхозбанк, по всей видимости, изначально и предназначался для решения специальных задач. Созданный в 1990-м году на базе энгельского отделения Жилсоцбанка, он получил несколько странное название для кредитного учреждения – Энгельс-банк. В 2010 году банк переехал в Москву, сменив название на свое нынешнее, напоминающее Внешпромбанк. И это сходство вряд ли случайно – менеджеры Внешпромбанка контролировали Промсельхозбанк.

После крушения Внешпрома покатился вниз по наклонной и бизнес Промсельхоза. Снизилась клиентская база, сократился капитал, уменьшился и кредитный портфель. Другими словами, банк просто затухает. Возможно, теперь его решили напоследок использовать для атаки на «большого зверя».

Сразу после громкого старта Промсельхоза в тот же самый суд с иском о банкротстве ДВМП обратилась управляющая компания из Санкт-Петербурга «Арсагера». Она обвинила пароходство «в отсутствии инициативы, необходимой для погашения задолженности». Представители ДВМП называют иск провокационным, так как считают сумму непогашенного долга, предъявляемого «Арсагерой» (2,7 млн рублей), несопоставимой с величиной чистых активов компании (по состоянию на 31.12.2017 17,9 млрд руб).

Все это так. Вместе с тем о том, кто стоит за иском «Арсагеры», доподлинно сказать сложно. Но «Арсагера» известна не только как кредитор крупных предприятий; гораздо чаще на слуху ее умение превращать такие долги в судебные претензии и громкие публичные скандалы. В этом, по всей видимости, и состоит ее стратегическая задача в деле ДВМП. Пароходство отлично это понимает, так как заранее просит клиентов и партнеров «не реагировать на провокации». Которые, очевидно, скоро последуют.

FESCO раздора

Через ДВМП легко получить доступ к управлению FESCO – крупнейшей российской транспортной корпорации. Ставки велики, а претенденты могут маскироваться самым неожиданным образом. Поэтому одновременное обращение в суд сразу двух «пострадавших» может быть как скоординированной акцией, так и военной операцией конкурирующих организаций.

FESCO превратилась в удобную цель для поглощения после того, как за решеткой оказались братья Зиявудин и Магомед Магомедовы, контролирующие группу «Сумма», которая является основным акционером FESCO. Дагестанские предприниматели приобрели (опосредованно) 49,99% акций корпорации. Они же привели с собой и группу других акционеров – структуры Марка Габера (23,75% акций ОАО «ДВМП», а также фонд TPG — 17,5 % акций)

Эта сделка состоялась уже после президентских выборов 2012 года, в результате которых близкий и неравнодушный к дагестанцам Дмитрий Медведев занял пост главы правительства. Она также стала своего рода венцом в истории длительного стратегического партнерства «Суммы» с государством и контролируемой государством компанией «Транснефть».

«Сумма» и «Транснефть» начали сотрудничество в 2010 году, получив контроль над Новороссийским морским торговым портом (НМТП «Транснефть»). В итоге в 2011 году Зиявудин Магомедов вошел в список Forbes с состоянием в $750 млн, а спустя три года стал долларовым миллиардером.

Неудивительно, что после президентских выборов 2012 года политические связи Магомедовых начали разрушаться. Точнее сказать, они опустились на уровень правительства. Одновременно выяснилось, что покупка бизнеса и получение подрядов не гарантируют его успешного ведения. Вместо истории успеха последовала история провалов, список которых был весьма внушителен и включал олимпийские стройки, строительство железной дороги «Кызыл-Курагино», объектов транспортного узла «Восточный — Находка», железнодорожных парков Новороссийска, калининградского аэропорта Храброво.

На этом пессимистичном фоне сотрудничество с «Транснефтью» выглядело почти идиллией, хотя и сопровождалось корпоративным конфликтами. Идиллия закончилась в 2018 году, когда в стране произошла массовая «высадка» силовиков на Кавказ. Итог силовых операций известен – это накрытые «общаки» (по оценкам информированных людей, речь шла о невероятных суммах наличных) и посадка политической элиты Дагестана.

К этому времени бизнес FESCO уже и так дышал на ладан. С 2016 года компания не платит по рублевым облигациям и евробондам, а в мае 2017 года Магомедов даже писал президенту письмо с мольбами о помощи.

Сейчас ему придется писать другие письма. Воспользовавшись моментом, силовики решили «докрутить» дело об убийстве заместителя председателя ЦБ Андрея Козлова. Осужденный по этому делу российский банкир Алексей Френкель был «Фуксом» в банках, которые контролировала семья Магомедовых.

Кто станет хозяином Евразии

Когда игроков такого уровня подозревают в уголовных преступлениях, на кону, можно сказать, стоит судьба Евразии. FESCO помимо порта, является одним из лидеров транспортировки контейнерных грузов по сухопутным коридорам. У нее есть шанс стать в центре транзитного грузооборота между Россией, Европой и Китаем. Осталось понять – кто же будет этим владельцем Евразии. Самый вероятный претендент на бизнес Магомедовых – их верный партнер компания «Транснефть», которая уже проявила свой интерес к доле «Суммы» в НМТП.

Теперь возвращаемся к теме Промсельхозбанка.

«Транснефть» была важным клиентом и стратегическим партнером Внешпромбанка. На ее счетах к моменту банкротства последнего оставалось около 14 млрд рублей.

Вряд ли у кого есть сомнения в том, что представители компании имеют возможность влияния на кредитные учреждения, входившие в орбиту Внешпромбанка. Поучаствовать в будущем (и, похоже, неминуемом) банкротстве ДВМП – означает получить шанс стать его владельцем. Этому нехитрому правилу нынешние поколения предпринимателей обучили еще на рубеже 1990-х годов. И тот, кто окажется первым в этих рядах – получит серьезную фору.

versia.ru

Скандальные новости