“НАЧАЛОСЬ ЧТО-ТО СТРАШНОЕ”: ПОГИБШИЙ ОФИЦЕР ВСУ ТАРАС МАТВЕЕВ ПОД ОБСТРЕЛОМ ВЫНОСИЛ СОБРАТЬЕВ ИЗ БЛИНДАЖА, КОТОРЫЙ ЗАГОРЕЛСЯ

“НАЧАЛОСЬ ЧТО-ТО СТРАШНОЕ”: ПОГИБШИЙ ОФИЦЕР ВСУ ТАРАС МАТВЕЕВ ПОД ОБСТРЕЛОМ ВЫНОСИЛ СОБРАТЬЕВ ИЗ БЛИНДАЖА, КОТОРЫЙ ЗАГОРЕЛСЯ

Во время боя в районе Троицкого потерпел смертельных ранений активист Майдана, волонтер, доброволец, командир взвода в 24-й ОМБр. Командование бригады подает Тараса Матвиива на звание Героя Украины.

“МЫ ПООБЕЩАЛИ ИСКАТЬ”

Тарас Матвеев был родом из Львовской области, из города Жидачова. Работал журналистом, в частности на телеканале TVi. Волонтерив – помогал собирать деньги на лечение онкобольных детей. Был одним из тех, кто в 2012 году протестовал против языкового закона возле Украинского дома в столице.


Конечно, не остался он и в стороне от событий Революции Достоинства. Тарас был в 3-й сотни.

А когда для большинства украинцев Майдан остался в прошлом, стал лишь болезненными воспоминаниями, Тарас Матвеев стал одним из тех, кто возглавил Поисковую инициативу Майдана.

На тот момент, летом 2014 года, по версии председателя ВСК, что занималась расследованиями преступлений на Майдане Геннадия Москаля, пропавшими оставались лишь двое активистов. МВД заявления, которые могли испортить радужную статистику, по чьей-то указке тогда “спускало” в области. Впрочем, пока официально разыскивали только двух, у Тараса и его друзей были данные о, по меньшей мере, 85 пропавших активистов. Искали они их, как признавался сам Матвеев, в том числе и при негласной поддержке уголовного розыска.

Тарас рассказывал мне, что взялся за эту работу после того, как встретился с матерью Ивана Тарана – майданівця с Ровенщины, отца троих детей. Больная женщина сама приехала на Майдан, вся в слезах, искать своего пропавшего сына – ведь раньше она видела его на площади в эфире одного из телеканалов. “Мы успокоили ее немного, дали денег на автобус, отправили домой… И пообещали искать”, – говорил парень.

Работа эта оказалась настолько нелегким, что и представить трудно. Ребята действовали не только в информационном поле, направляя запросы во все возможные структуры, от правоохранительных органов всей страны горсоветов (в отношении захоронений неизвестных) и крематория, но искали, искали, искали. Проверяли киевские озера, с помощью диггеров пытались найти тела в канализациях, постоянно посещали морги. И непрерывно общались с родственниками пропавших, находили меценатов, чтобы платить деньги за информацию о возможном местонахождении людей…

Результаты работы были. Но счастливых среди них были мало. Замерзшие тела, которые неизвестно как оказались на пастбищах. Тело майданівця на полу в морге 5-й больницы, что лежало там с 11 марта и до середины лета. “Он лечился в этом медучреждении и умер. Некому было его похоронить”, – рассказывал Матвеев.

В ответ на эту информацию в КГГА ребятам по инициативе тогда не сказали, а начали обвинять во лжи.

“ТОЛЬКО ОГОНЬ ОЧИСТИТ И СОХРАНИТ”

Уже вскоре Тарас, конечно же, не смог не пойти на фронт. И, без сомнений, пошел добровольцем. Произошло это в мае 2015 года. Первым подразделением, в котором он воевал, стала отдельная добровольческая чота “Карпатская Сечь” – нелегальная на тот момент группа националистов, которые защищали и Пески, и своего времени ГАП (заезжая на ротации вместе с воинами 93-й ОМБр), а впоследствии – позиции возле ДАП.

Командир предсказуемо пытался отгородить Матвиива – как журналиста, как человека, который может принести немалую пользу на информационном фронте – от боевых действий, надеясь, что тот будет заниматься импровизированной пресс-службой подразделения.

Но Тарас, конечно, этим не ограничился. “Бегал с “гоупро” по Пескам, на том и стало”, – улыбался он.

Как и большинство добровольцев, он имел определенные сомнения относительно легализации, когда возник соответствующий вопрос. Пытался приносить пользу дома, боролся в том числе и с вырубкой лесов, стал депутатом Жидачевской райсовета.

Из года в год в дни смерти Матвеев вспоминал на facebook-странице своих погибших друзей из “Карпатской Сечи” – в частности, совсем юного Телефончика, Данила Кас’яненка. “Восковые свечи бессильны. Лишь огонь очистит. И сохранит”, – писал Тарас.

В конце концов, он не смог больше оставаться дома: “…Тянет к ребятам”. Тарас Матвеев прошел курсы лидерства в Академии сухопутных войск, стал офицером и вернулся на фронт.

Собратья говорят, что с Тараса получился идеальный командир: “Достоин. Просто красавчик. И людьми своими умел командовать. И погиб достойно…”

“БЫЛ ТАКОЙ ПАРЕНЬ”

Тарас воевал в составе 24-й ОМБр, где стал командиром взвода. Сейчас подразделение находится в районе Троицкого на Луганщине.

По нашей информации, 10 июля пророссийские боевики устроили провокацию и открыли огонь по нашей позиции. Тарас Матвеев побежал прикрывать собратьев, которым в этот момент доставалось больше всего, с ДШК. Враги решили применить в ответ артиллерию. В ход пошли не только минометы. “Вдруг началось что-то страшное. Сєпари САУ выкатили”, – говорят ребята.

Во время артобстрела загорелся блиндаж, в который попала одна из мин. Тарас бросился вытаскивать оттуда собратьев. Уже об этих событиях рассказывают и на официальном уровне: “…Тарас первым бросился на помощь собратьям – вытащил двух своих бойцов наружу и отнес в безопасное место. В это время еще одна мина упала на позицию и осколками смертельно ранила Тараса”.

По словам собратьев, она упала в двух метрах от офицера. Он получил несколько тяжелых осколочных ранений, в том числе в голову. С позиции его увозили еще живым, без сознания, однако до больницы довезти не успели.


“Он погиб достойно. В реальном бою, – добавляет один из собратьев. – Хотелось бы, чтобы все знали о нем, что был такой парень, офицер и доброволец. Чтобы вся эта бл#дська страна знала об этом… Но все равно большинству будет безразлично”.




Фото с facebook-страницы Тараса Матвиива

Дома Тараса ждали родители. Он был их единственным сыном.

Валерия Бурлакова, Цензор.НЕТ

Источник: https://censor.net.ua/r3207590 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ