Наступление российских сил летом 14-го в районе Мариуполя

Наступление российских сил летом 14-го в районе Мариуполя

Российское вторжение я разделяю на 4 фазы, которые произошли в августе 14-го и привели к поражению Украины в летней кампании и затащили за стол переговоров с Россией. Последней фазой этой операции стало вторжение противника на юге Донецкой области в районе Новоазовска и приближения к Мариуполя.

В памяти надолго останутся воспоминания о панике в городе, артиллерийские дуэли и хаотичное сооружение оборонительных позиций вокруг стратегического города в Донецкой области. Чего не скажешь о событиях, которые происходили до этого. Главной целью материала служит освещение темного пятна относительно сил и средств противника, которые зашли с территории РФ в конце августа – начале сентября, краткий анализ боевых действий и описание “рейда”, который именовали как “месть за Иловайск”.

Исследование проведено с помощью сбора информации из открытых источников, анализа вражеской литературы, спутниковых снимков и инсайдерской информации. Статья вызвана информационным голодом относительно этих событий, ведь на фоне Иловайска очень много боевых операций исчезли из информационного поля. Екслюзивними по данным рейдовых действий поделился офицер из разведывательного взвода 13 ОАЕМБ 95 Оаэмбр.

Провокации россиян и события под Іловайськом

Еще в начале июля российские диверсионные группы проводили ряд провокаций в районе Новоазовска. Велись обстрелы из 82 и 120 мм минометов непосредственно самого КПП “Новоазовск”. Более того, российские диверсионные группы проводили атаки с моря на лодках на пограничные посты возле населенного пункта Седово. Но несмотря на это, ситуация была относительно спокойной, особенно если сравнивать ее с той, что происходила на севере, где шла полноценная война и такие пункты пропуска стирали с лица земли.

Как нам хорошо известно, бои за Иловайск продолжались с первой декады августа и закончились двойным кольцом окружения. Командование ВСУ хаотично собирало различные подразделения и бездумно бросало их для совершенно бессмысленной идеи – деблокады или усиления окруженных войск (идея правильная, но реализация типична для ВСУ), что заканчивалось разгромом таких групп.

28 августа 2014 года, за день до выхода окруженной группировки, в Краматорске сформировали группу “Небо” из бойцов 13 аэромобильного батальона 95 Оаэмбр, которых посадили на 3 вертолета и отправили в район города Старобешево. Группа состояла из 48 бойцов, среди которых также были бойцы разведывательного взвода этого батальона. Высадка произошла в районе дороги Стыла-Старобешево, откуда бойцы прошли 8 км пешком и остановились в 1,5 км от Старобешево и обустроили свой БП.

29 августа в 4 утра было объявлено о прекращении огня. В 6 утра был обнаружен вражеский дозор, 10 человек, на двух легковых автомобилях. Представители двух сторон вышли на контакт, во время которого враждебной стороной было заявлено, что они есть разведывательным дозором военной колонны и пообещали, что в течение часа они не будут докладывать своему командованию о данную позицию бойцов 95-й бригады. После диалога старший группы, офицер Мойсюк, принял решение перенести БП на 600 метров назад и вести усиленное наблюдение.

В 7:15 по бывшему расположению БП был нанесен минометный обстрел. Впоследствии был проведен еще один маневр на 1 км назад в сторону высоты 161.4, с наступлением дня продвинулись на 1 км и визуально наблюдали птицефабрику в районе Старобешево. Закрепившись на рубеже, они передали позиции для бойцов 72 ОМБр, которые отказались занимать там оборону. Ближе к ночи в Старобешево было замечено 2 вражеские танки, которые проводили патрулирование местности (по информации, которую удалось собрать нашим бойцам, в этом населенном пункте было 10 единиц бронированной техники).

Впоследствии было обнаружено вражескую колонну, которая двигалась в сторону населенного пункта Комсомольское. Информация была передана начальству, и по колонне нанесли удар авиацией, артиллерией и БМ-21. После расстрела наших колонн во время выхода единичные малочисленные группы наших бойцов выходили из окружения. На БП “Небо” вышли 5 бойцов 40 БТрО ВСУ, которых забрали бойцы 72 ОМБр, что расположились рядом.

У высоты 188.9 был установлен пункт сбора и выхода, а возле высоты 186.1 был замаскирован автомобильный транспорт, принадлежавший бойцам 40-го батальона. Согласно плану, если бы “Небо” было обнаружено и его решили уничтожить, то часть личного состава должна была отступить, используя данный транспорт. 02.09.14 3 ГАЗ-66 вместе с командиром 1 роты 13 батальона приехали и забрали бойцов и отвезли их до населенного пункта Бугас (Волновахский район). Туда приехал и 13-й батальон получил задачу совершить марш на Николаевку – Докучаевск. С этого момента и начались сентябрьские события под Мариуполем, которым, конечно же, предшествовало вторжение боевиков вместе с ВС РФ под Новоазовском в конце августа.

Ветер с моря дул

До выхода материала в сети было невозможно найти хоть какую-то содержательную информацию о подразделения противника, которые вторглись на территорию Украины, захватили Новоазовск и дошли до Широкиного. Лишь периодически в интернете зявлялася информация о один и тот же подразделение ВС РФ, который действовал на юге. Но этого, очевидно, недостаточно, чтобы оценить и примерно представить картину, как развивались события и кто выступал движущей силой в данном вопросе. Как и отметил выше, кроме единичных провокаций и минометных обстрелов, КПП “Новоазовск” находился в достаточно спокойной зоне конфликта. Соответственно и силы украинских силовиков в районе были рассчитаны скорее для формального контроля участка и обеспечения продвижения беженцев, которые бежали в Россию.

Кроме бойцов ГНСУ охрану осуществляли бойцы батальона “Днепр-1”, на север от КПП в районе населенного пункта Ковське расположились мобилизованные бойцы 9 БТрО. Из всей бронетехники, которая была во всех этих трех подразделениях, были только БРДМ-2 в 9-го батальона. То есть про какую-то линию обороны говорить не приходится. Ее просто не существовало. Для подавления и уничтожения наших сил не нужно было бы даже применять большое количество ресурсов. Российские силы зашли в Украину, как горячий нож в холодное масло. Практически без всякого сопротивления они вынудили наши войска отступать на восток в сторону Мариуполя. Уже 27 августа боевики захватили Новоазовск. Исследовать противника на этом участке фронта я начал несколько лет назад. Из данных, которые удалось собрать, я пришел к выводу, что враждебная сторона задействовала достаточно много специальных групп, которые насчитывали по 20-40 боевиков, имевших опыт ведения боев в или еще до Украины. Мобилизованные бойцы 9 БТрО или ГНСУ априори не могли дать им отпор. Отсутствие артиллерийской поддержки или даже бронетехники также сильно повлияла на ход событий. Ниже будет представлен список формирований боевиков и подразделений ВС РФ, принимавших участие во вторжении. Ими оказались:

  • подразделение боевиков “Грач” (30-40 бойцов);
  • подразделение боевиков “Сармат” (30 бойцов);
  • подразделение боевиков “Мираж” (примерно 25-30 бойцов);
  • подразделение боевиков “Дон-8” с командиром с позывным “Рук” (18 бойцов, 2 БТР-80);
  • подразделение “Палестина” (44 бойца);
  • подразделение “Сват” под командованием бывшего офицера 3 опСпП, который перешел на сторону врага (20 бойцов);
  • казаче формирование, которое прибыло из Луганской области в Ростов для переподготовки, после чего получил задание принять участие в наступлении на Новоазовск. Примерно количество бойцов насчитывала 40 “штыков”. Часть личного состава в начале декабря отправилась обратно в “ЛНВ”;
  • Семеновский батальон: 12 танков, 6 БМП-2, 6 120 мм минометов, автомобильная техника. Примерно 250-300 бойцов;
  • 4 САУ 2С19, 8 единиц автомобильной техники и минимум 1 МТ-ЛБ, 1 1В14 из 17 ОМСБр ВС РФ;
  • минимум 2 БМ-21 из неустановленного подразделения ВС РФ;
  • группы специального назначения с ССО РФ (количество личного состава – неизвестно. Имели несколько БТР-80 и автомобильную технику);
  • управление “В” (ЦСП ФСБ) – количество личного состава неизвестна;
  • количество автомобильной техники и другой бронированной техники, которая “светилась” на фото или видео, но которую не удалось привязать к указанных выше формирований: 3 бронированные Камазы 5350 (скорее всего принадлежали спецподразделениям ВС РФ), 4 БТР-80, 3 пикапы ССО РФ Toyota Hilux с установленными на них пулеметами калибра 12.7, 14 “Уралов” и Камазов, 3 МТ-ЛБ, около 12 единиц гражданского автомобильного транспорта (УАЗ, УАЗ “Патриот”, L200, “Нива” и др).

Общее количество получается примерно: 12 танков, 6 БТР-80, 6 БМП-2, 5 МТ-ЛБ, 4 САУ 2С19, 2 БМ-21, 25 “Уралов” и Камазов, 17 единиц иного автомобильного транспорта. Количество личного состава (без учета “В”, ССО и артиллеристов ВС РФ) насчитывала примерно 500-520 боевиков (очевидно, что эта цифра вместе с ВС РФ доходила до 600 бойцов). Безусловно, делая заявления о ССО РФ и ЦСП ФСБ, нужны доказательства. В начале сентября иностранные журналисты сняли на видео российских спецназовцев, подробнее о которых написал Askai.

Колонна сил специальных операций ВС РФ под Новоазовском, сентябрь 14-го. Скриншот с видео

О российских артиллеристов из 17 ОМСБр есть также довольно большое количество информации. Даже известно, что некоторые из них получили государственные российские награды за бои в Украине. А за что именно – будет написано ниже.

Твиты Askai о САУ 17 ОМСБр:

Вероятно, на видео САУ 17-й ОМСБр РФ ведут огонь из района села Безыменное, возле которого находится Новоазовская ВЭС: https://t.co/Dd7YDCl6Dk

— Askai (@askai707) 2 сентября 2019 г.

В дополнение по Новоазовску https://t.co/wAFjHK8xGb: сержант ВС РФ из боевого расчета “Мста-С” на фоне МТ-ЛБ боевиков pic.twitter.com/9INey5CR44

— Askai (@askai707) 27 мая 2015 г.

Фото российских САУ “Мста-С” под Новоазовском начала сентября. В дополнение к посту http://t.co/gXpPlJFW9w pic.twitter.com/qLreQoenh4

— Askai (@askai707) 23 декабря 2014 г.

Что же касается управления “В”, то информацию о них я получил в 2017 году из собственных инсайдерских источников, но подтвердить с помощью фото или видео не удалось до сих пор и не факт, что что-то изменится в этом плане. Но летом прошлого года в поисках информации пришлось прочитать пропагандистьку ахинею противника, которую они именовали книгой. Написана она российским гражданином, который приехал на территорию Украины в район Новоазовска и записывал свои беседы с офицерами уже 9 ОМСП, которые воевали здесь в 2014 году. Книга называется “Люди войны”. Среди многих страниц, где пришлось прочитать какие-то фантазии автора, была цитата одного из бойцов 9-го полка, которая подтвердила мою инсайдерскую информацию, полученную два года назад. Цитата: “Спецназ ГРУ жил в поселке Безыменное в 2014 году. База размещалась в зданиях агроцеха. После подписания минских соглашений спецназ уехал. Сейчас в поселке его точно нет. По крайней мере, никто из местных жителей мне про спецназ зимой 2017 года не рассказывал и даже не упоминал.
“Вымпел” работал здесь, это совершенно точно, но тоже в 2014 году. Домики, где размещается штаб полка, это приморский пансионат. Вычурные ангелочки вокруг, полуобнаженные дамы. Как охарактеризовал этот стиль Виктор Скрипченко – “армяне строили”.

Еще одним свидетельством того, что там действовали российские войска специального назначения является то, что боевик одного из формирований сделал фотографию на фоне российского ПТРК “Корнет”, которые не поставлялись боевикам не то что в 2019, а тем более в 2014 году.

Боевик и российский “Корнет”. Фотография из личного архива боевика

1В14 и Камазы 17 ОМСБр в н.п. Безымянное, сентябрь 14-го. Фотография из личного архива боевика

Характерной особенностью автомобильной и бронированной техники, которую использовал противник в данном районе, было то, что вся она имела характерные для сил вторжения белые круги, флаги “Новороссии” и другие проявления художественной деятельности членов экипажа.

Бронированный КамАЗ 5350 противника. Фотография из личного архива боевика

Боевые действия и “рейд мести”

Захватив 27 августа Новоазовск, противник несколько приостановился. Что заставило его стремительно не двигаться вперед и занимать выгодные рубежи для будущей обороны – неизвестно. О занятии города Мариуполь не может быть и речи. Паника среди населения, колонны беженцев и хоть и небольшие, но все-таки присутствуют силы ВСУ и МВД (“Азов”, тыловые подразделения ВСУ и тому подобное) на короткий промежуток времени смогли бы задержать противника. Кроме того, захватить город – не значит иметь возможность выдержать обратный штурм со стороны ВСУ. Это если, конечно, рассматривать данные события исключительно в военном аспекте. Как показала практика – это не всегда служит правильным мерилом для нашей войны, которую не зря называют “гибридной”. Но не будем вдаваться в экономические и политические аспекты конфликта, рассмотрим чисто военную сторону.

В конце августа с парада был переброшен батальон Национальной гвардии с БТР-3 и батареей гаубиц Д-30, которые получили задание прикрывать Мариуполь, но через изменение приказа они оказались возле Комсомольского и оттуда лишь спустя некоторое время под Мариуполем. Украинское командование планировало до 5 сентября (Минские соглашения) освободить Тельманово и Новоазовск. Для Тельманового было выделено бойцов 95 ОАЕМБр и батальон 1 бригады НГУ, а для освобождения дороги, которая шла на Новоазовск 17 ОТБр и 23 БТрО при поддержке артиллерии.

Тельманово

По состоянию на 4 сентября украинское командование сумело собрать довольно неплохие силы в тех условиях, которые сложились:

  • 3 (три) батареи БМ-27 “Ураган” 27 РЕАП;
  • 2С3 и 2С1 с 72 ОМБр и 17 ОТБр;
  • несколько батарей МСТА-Б 55 ОАРБр;
  • две ПУ ОТРК “Точка-У” 19 ОАРБр;
  • 2 батальона 95 ОАЕМБр с минометной батареей и батареей гаубиц Д-30; 2 батальона 79 Оаэмбр (в каждом батальоне было по 13-16 БТР-80);
  • танковая рота 17 ОТБр вместе с несколькими БМП-2;
  • батальон НГУ на БТР-3 вместе с гаубицами Д-30;
  • бойцы 23 БТрО.

Силы были сконцентрированы в или возле Мариуполя. Для освобождения же самого Тельманового были выделены 1 и 13 батальона 95 ОАЕМБр и батальон НГУ. Но перед тем бойцы 95-й бригады совершили ряд маневров.

3 сентября 13 ОАЕМБ зашел в Докучаевск. Двигаясь по улицам, они вышли к мосту, где встретились с 1-м батальоном, после чего на окраине повернули и выехали на трассу возле Новотроицкого. Соблюдали режим маскировки и только на одном БТР-80 был украинский флаг. Осуществив эти маневры, вернулись до Николаевки на ночевку, где уже расположился 1-й батальоном вместе с комбригом Забродский. 04.09.14 поехали к н.п. Бугас, а оттуда на Мариупольскую трассу и зашли в Мариуполь (1 и 13 батальоны). Такие действия были совершены, чтобы продемонстрировать противнику свое присутствие и готовность биться за свой город. После этого выехали на западную окраину до Володарского, заправились и выехали снова на трассу, а оттуда на Андреевку и потом на Староласпу, где остановились на ночевку. Украинские инженерные подразделения установили переправу через реку Кальмиус в районе Білокам’янка – Новоласпа – Староласпа. Через эту переправу и перебирались бойцы 95 Оаэмбр. Движение координировали регулировщики. Выйдя на Новоазовске трассу, они провели марш и встретились с бойцами 79 Оаэмбр в районе н.п. Сонцеве. Получили задание пройти через Мичурино и Сонцеве, показать свое присутствие, отвлечь силы противника из Новоазовска, дать нашим войскам провести наступление со стороны Мариуполя на Новоазовск и освободить его. По информации разведки лишь в Тельманово в противника были какие-то силы. Освободить этот н.п. должен был 1-й батальон НГУ, но через сильные потери (минимум 7 погибших и 15-20 раненых. Потерянный БТР-3К АТ) они сделать этого не смогли.

Расстрелян КрАЗ НГУ возле Тельманового, 5 сентября 2014 года. Фотография от местных жителей

Согласно плану, разработанному лично Михаилом Забродский, 1-й батальон должен был атаковать восточную часть, а 13-й – западную. Во время выдвижения на позиции и развертывание в боевые порядки десантники были обстреляны. По выявленных огневых точках 95-й бригадой был открыт артиллерийско-минометный огонь, точки были подавлены. Но в украинских бойцов появились первые раненые. Боев за город как таковых не было. Больше всего досталось 1 ОАЕМБ, который двигался по открытой местности и попал под огонь вражеской артиллерии. В 15:15 был вывешен украинский флаг, населенный пункт под нашим контролем. В 17:00 полностью зачищено Тельманово. Во дворе дома нашли гараж, полностью забитый боеприпасами. Также было захвачено 1 МТ-ЛБ, МТ-12 “Рапира” и АГС-17. НГУ должна была взять его под контроль, но отказалась. Оно и не удивительно, ведь большая половина бойцов были срочниками и после потери не могли адекватно вести боевые действия. В целом от 95 Оаэмбр в этой операции участвовало 25 БТР-80. Похожие рейдовые действия проводила и 79 Оаэмбр, но практически с нулевым результатом.

Попытка занять Новоазовск

Для операции задействовали силы:

    • 12 танков 17 ОТБр и несколько БМП-2 от них;
    • 8 батарея 3 дивизиона 55 ОАРБр с 8 МСТА-Б и БТР наведения огня;
    • две пехотные роты 23 БТрО, которые ехали на броне 17 ОТБр.

Танк Семеновского батальона на заправке в Новоазовске. Фотография из личного архива боевика

Давая оценку силам ВСУ в плане “достаточно” или “недостаточно”, нужно вспомнить силы и средства противника, которые в период с 27.08 по 05.09 не имели никаких потерь. Атакуя, по сути, танковой РТГр позиции противника, которые хорошо прикрыты артиллерией и окопались на занятых позициях, фактически имели билет в один конец.

04.09.14 в Мариуполь прибыли бойцы 17 ОТБр и свежесформированного 23 БТрО. До города также прилетел и начальник ГШ Виктор Муженко, чтобы лично координировать действия наших бойцов во время проведения операции.

В интернете есть описание боя, я всего лишь сделаю итог. А итог вообще оказался неутешительным для нашей стороны. На наших военных ждала ожидаемая засада. Как результат – было уничтожено 4 танка за несколько минут и 2 БТР артиллеристов. Украинские бойцы отступили до Коминтернова, где их накрыла артиллерия. Как результат – еще 3 танка были брошены на поле боя. Еще один из танков 17 ОТБр двигался в сторону Широкиного и попал под огонь артиллерии противника. Механик-водитель не справился с управлением и влетел в бетонные плиты. Танк вышел из строя, экипаж покинул машину и отступил. Буквально за несколько часов наши бойцы потеряли 8 танков и 2 БТР. Такие потери были обусловлены также и огнем русской артиллерии, которая накрыла артиллерийские позиции 55 ОАРБр. Российские МСТА-с с обученными профессиональными артиллеристами с помощью БЛА огнем своих 152 мм САУ открыли огонь по танкам 17 ОТБр, сделали огневой налет на единственный Т-64БВ, который двигался в сторону Широкиного, накрыли Коминтерново, куда отступила группа 17 ОТБр и 23 БТрО, накрыли и подавили позиции 55 ОАРБр (3 гаубицы), которые вели огонь по Безымянному, где расположился штаб противника, также уничтожили на марше вместе с тягачами еще 3 МСТА-Б ВС Украины.

Схема боя, на которой четко видно насколько далеко могли стрелять российские МСТА-с с 17 ОМСБр ВС РФ

Это оказалось полным разгромом наших войск. Никакой “мести за Иловайск” (с) не было. 95 Оаэмбр была скована боями за Тельманово, которое было освобождено и просто покинут. 79 Оаэмбр блуждала в районах населенных пунктов, которые раньше занимали наши бойцы. Проводить рейд по “тылам” противника, когда львиная доля того противника оставила район Иловайска и вышла в РФ, уже 03.09.14 было абсурдно и ненужно. Вместо того, чтобы задействовать те же 4 неполные, но все еще относительно боеспособные батальоны аэромобильных бригад в действительно нужных и сложных наступательных операциях, они ездили какими-то сложными маршрутами и лишь иногда вступали в одиночные перестрелки с врагом, нанося ему минимальных потерь (через их минимальное присутствие). Так хаотично и бессмысленно организовать и бросить в бой неопытных бойцов еще нужно уметь. Это мне напоминает события июня 44-го, когда союзники уже высадились на пляж в Нормандии, прорвали оборону и начали накапливать свои силы и средства на берегу, имея колоссальное преимущество в авиации и артиллерии (особенно великокаліберній корабельной артиллерии), а командование 12-й танковой дивизии СС подумало, что они своими силами смогут отбросить англо-британские войска в море. Получилось так, как иначе и выйти не могло. В двух ситуациях. Потери нашей стороны по 5 сентября были: 8 танков, 2 БТР-60, 3 гаубицы МСТА-Б, 1 БТР-3К НГУ и 10 погибших (в бою в районе Коминтернова погибло двое бойцов 23 БТрО и 1 танкист).

Хотелось бы также упомянуть и потери, которые ВСУ понесли на противоположно другой участке фронта – севере Луганска. 5 сентября противник нанес удар по нашим войскам, которые отступали. Удар сначала пришелся на позиции 1 ОТБр и унес жизни 3 бойцов. Уничтожено было 3 БМП-1 из механизированного батальона бригады. У н.п. Цветные Пески в засаду попали бойцы 24 БТрО “Айдар”, а впоследствии и 2 батальон 80 Оаэмбр. Суммарные потери составили 46 погибших, вместе с 1 ОТБр – 49. Буквально два эпизода в “последний день войны” забрали на двух участках фронта 59 жизней украинских защитников (минимум).

План относительно освобождения Новоазовска

Фотография сделана иностранным журналистом

Выводы

    • Вторжение “проспали”. Даже если опираться на официальные лживые заявления, что русские ввели свои войска 24.08.14, то вопрос остается открытым, почему такой лакомый кусок территории от Новоазовска до Мариуполя (40 км) не был прикрыт? Бойцы 9 роты “Днепра-1” и ГНСУ априори не смогли бы совершить какого-либо сопротивления противнику. Никакого усиления или укрепления или, на крайний случай, вынужденных маневров, проведено не было. Более того, россияне проявляли “интерес” еще с июля относительно этого района;
    • бессмысленный “рейд” и “месть за Иловайск”. Меня всегда удивляло, почему о настоящий и успешный рейд 95 ОАЕМБр и 25 ОПДБр в конце июля практически вообще не упоминается, а наматывание километров по полям без всякого результата и потерь для противника называют “местью за Иловайск”? В чем проявляется и “месть”? 1 и 13 батальона 95 Оаэмбр сконцентрировали все свое внимание вокруг одного н.п., который для бригады был уволен без особых усилий, а потом просто отдан обратно противнику. Что же касается 79-й бригады, то они действовали в несколько другом районе и периодически вступали в перестрелки с противником. 4 аэромобильные батальоны катались практически без дела. В целом задумка оттянуть силы врага на себя была неплохой, но ожидать, что противник бросит большую часть своих сил (имея прекрасные разведывательные данные с помощью БЛА и групп Спн), чтобы удержать некое Тельманово и ослабить оборону трассы, которая ведет на Новоазовск, было довольно авантюрно, мягко говоря. Положительным моментом в этих маневрах было то, что наши бойцы показали свое присутствие для местных жителей и их осведомителей в городе Мариуполь. Все;
    • задействовать новобранцев для штурма н.п. и осуществления, в теории, 40 км марша с боями для освобождения Новоазовска. Радикальные ситуации требуют радикальных действий. Но такие действия должны быть призваны минимизировать потери среди личного состава. А применение некомпетентных в военном деле подразделений НГУ, которые состояли из солдат срочной службы, для лобового штурма Тельманового похоже на халатность и, по моему мнению, должно быть рассмотрено военной прокуратурой. Наспех сформированный 23 БТрО и РТГр 17 ОТБр практически ничем не отличались от бойцов НГУ. Танки были в ужасном состоянии. Во время боя оказалось, что только 1 танк из 4 мог стрелять. Как вообще можно посылать такие подразделения для такой стратегически важной операции? Их максимум – это поддерживать наступление боеспособных подразделений, которыми и были 4 батальона (формально батальоны) Оаэмбр или занимать освободившиеся позиции и населенные пункты. Больше похоже на то, что в командовании ВСУ никто и не надеялся на успех этой операции;
    • абсолютное отсутствие разведывательных данных. Колонны послали в бой, даже не имея представления, где этот бой может произойти. РТГр просто двигалась по дороге на Новоазовск и, очевидно, ожидала, когда же по ней откроют огонь. Если бы не собственная инициатива офицеров с 23 БТрО послать разведывательный дозор на легковой машине, то потери были бы катастрофическими (в плане о/с. Из 12 танков уничтожили 8, то есть 75%);
    • плохое взаимодействие между разведкой и артиллеристами. Батареи 55 ОАРБр практически не показали никакой эффективности. Были оперативно обнаружены и подавлены. Однако следует отметить, что они пытались работать правильно, ведя огонь в сторону Безымянного, но после накрытия одной батареи МСТА-Б российскими МСТА-С, вражеская батарея не была обнаружена и подавлена, что она обстреляла колонну 17 ОТБр и впоследствии уничтожила на марше еще одну батарею 55 ОАРБр. Отмечу, что все-таки в плане артиллерии командование ВСУ пыталось добиться максимальных результатов. Было осуществлено 4 пуска ОТРК “Точка-У” по россиянам из района Волновахи. Хотя, по моему скромному мнению, применение таких комплексов в данной ситуации было скорее похожим на акт агонии и беспомощности со стороны нашего командования;
    • “украинские военные остановили наступление русских”. Думаю теперь вполне очевидно, что никакие “рейды” и попытки что-то там отбить не заставили россиян остановить свое наступление. Захватив 27.08.14 Новоазовск, они 8 дней ждали на действия ВСУ, которые даже после такого перерыва закончились фиаско. Повторюсь, есть действительно успешный и героический рейд, но он имел место в конце июля.

Хвост ракеты “Точка-У” в районе Безымянного, сентябрь 14-го

 Дмитрий Путята, для Цензор.НЕТ

Источник: https://censor.net.ua/r3170079 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ