Владимир Зеленский и неприметный человек с колбочкой

Владимир Зеленский и неприметный человек с колбочкой

В Украине свирепствуют пожары и наводнения. Руководство страны тайно перебралось на открытие совершенно нового объекта в рамках программы “Большая стройка” – магазина “Рошен” на Крещатике. Универсальной валютой стали ложные беременности высокопоставленных чиновниц. Президент Зеленский не теряет надежды экстрадировать Порошенко на Мальдивы.

– Слушайте, а этот “Рошен” точно мы построили? – с легким беспокойством спросил глава фракции “Слуга народа” Арахамия, ни к кому конкретно не обращаясь. – Какое-то название странное.

– Епта, а кто построил? – удивился народный депутат господин Корявченков. – Еще скажи, что Порошенко.

Господин Корявченков был одет в трусы и футболку ФК “Кривбасс”. Он с интересом пинал футбольный мяч, притороченный к ноге резинкой. Арахамия вежливо хихикнул, отвернулся и стал рассматривать витрину магазина, в которой игрушечный зеленый велосипедист подъезжал к печатном станке и пытался нажать кнопку, но все время падал на полпути.

– Поднимем “Кривбасс” – поднимем Украину! – воскликнул господин Корявченков и изо всех сил ударил по мячу. Предохранительная резинка лопнула, и мяч с мелодичным перезвоном вынес витрину магазина вместе с велосипедистом.

– Говорят, Мендель беременна, – быстро прошептал глава партии “Слуга народа” Корниенко на ухо Арахамии. – Вообще красотка. Отхуярила вживую, вот где энергетика!

– Энергии много, – сказал Арахамия.

– Слышал, Ленка ей за это глаз табуреткой выбила и детей в Италию увезла, – продолжал Корниенко.

– Ленка – огонь, – сказал Арахамия.

Из подъехавшего кортежа выбрались Зеленский и Ермак, оба в черных плавках и шлепанцах. На плечо президента висело полотенце, в руках он держал айкос, ножницы и ракетку для настольного тенниса.

Перед лицом высоких гостей авиаторы Луцкого аэродрома принялись вычерпывать воду из луж бутылками с удвоенной энергией.

– Пацаны, а где тут купаться? – с растерянной улыбкой спросил Зеленский. – Мне сказали, по программе сейчас купаться и свободное время на неделю.

– Купайтесь на потом, – сказал Ермак, – сейчас у нас открытие нового спорткомплекса для детей. Видишь, ленточка?

Зеленский перевел незамутненный взгляд с вывески “Рошен”, под которой была криво прибита вывеска “Спорткомплекс для детей от президента Владимира Зеленского”, на зеленую ленточку, натянутую поперек прозрачной двери. За дверью виднелся плакат с надписью: “В этом году мы начали программу “Большая стройка”, а в следующем году мы начнем программу “Большая стройка – 2″. Владимир Зеленский”.

Сзади к президенту попытался подобраться неприметный человек с колбочкой и палкой, на которую был намотан большой комок грязной ваты, однако господин Корявченков случайно установил перед ним футбольные ворота, и человек запутался в сетке.

– Наш Юзик везде поспел, – усмехнулся Корниенко в ухо Арахамии, бросая на господина Корявченкова взгляд, полный иронии, – и “Кривбасс” возродил, и Верещучке ребеночка заделал.

– И это не Юзик, – отмахнулся Арахамия, – я слышал, это ее Порох отбалабенил за какую-то клевету на ICTV. И как только рука поднялась.

– Чай, кофе, капучино, горячего мужчину? – предложил министр юстиции Малюська, искоса поглядывая на ы. а. министра энергетики Ольгу Буславец.

– Слышь, Малюська, ты свою фамилию в паспорте видел? – неприязненно спросил у него Арахамия. – Горячий мужчина, тьфу.

– А ты, я смотрю, на Ольку глаз положил? – с хитрой улыбкой толкнул его в бок Корниенко. – Не советую, говорят, она на днях понесла вот Шмыгаля.

– Владимир Александрович, скажу вам честно, я очень хорошо чувствую людей, – заявила Буславец, восхищенно глядя на Зеленского. – Я родилась под знаком Рыб, это очень интуитивные люди. Вот вы, Владимир, кто по гороскопу, Вдовец?

– Нет, – быстро сказал Зеленский.

Корниенко бросил на него ироничный взгляд, но ничего не сказал.

У магазина затормозил большой черный джип с привязанным к нему велосипедом. Из джипа вышел румынский депутат Дубинеску, отвязал велосипед, сел на него и неумелыми поехал по параболе под ободряющие возгласы депутата Бужанского, снимавшего его на камеру. Чудом увернувшись от вставшей на его пути туи, Дубинеску поддал газа и врезался в неприметного человека с палкой и колбочкой, который снова подкрадывался сзади к Зеленскому. Дубинеску с грохотом упал на неприметного человека, в сердцах отхлестал его трусами по лицу и пошел бить ногами тую.

– Гав-гав, – сказал ему в спину Корниенко и засмеялся. Все побледнели и разом притихли. В наступившей тишине Зеленский перерезал зеленую ленточку спорткомплекса для детей, порезался и сунул палец в рот.

– Милости просим, господа, внутри нас ждет булава, такая же, как в сериале “Слуга народа”! – радушно сказал Ермак и открыл дверь. Вот этого движения косяк обвалился и выпал вместе с дверью наружу. Ермак укоризненно посмотрел на Шмыгаля.

– Подумаешь, косяк, – пожал плечами Шмыгаль, – зато только один этот спорткомплекс позволил нам создать двести тысяч рабочих мест.

Строевым шагом подошла генпрокурор Венедиктова. Корниенко тут же впился в ее живот пытливым взглядом.

– Владимир Александрович, разрешите доложит, – проскрежетала Венедиктова. – Расследование продвигается успешно, преступник изобличен по горячим следам, ниточка тянется на самый верх, дело закрыто.

– Скажите, а нельзя ли просто экстрадировать его на Мальдивы? – раздраженно спросил Зеленский. – Не подумайте, я не то чтобы давлю на следствие, но кто-то же эго то ночью на лодке на эти самые Мальдивы переправлял?

– Лодочнику вручено подозрение об убийстве брата, найдены трусики, монтажная пена и открытка Путину с 23 февраля, – сказала Венедиктова. – Есть свидетель, дочь полкового офицера Верещука.

– Скажите, Ирочка, а вас на кисленькое не тянет в последнее время? – как бы невзначай спросил Корниенко. – Может, тошнит?

– Меня ни от чего не тошнит, – сказала Венедиктова.

Ермак включил переносной телевизор. На экране замелькали кадры пожара в Луганской области, посреди которого президент Зеленский спасал белочек и сидящих на деревьях детей. “После визита Владимира Зеленского в Одессе зацвело даже море, – сообщала бегущая строка невпопад. – Также на этой неделе у президента запланировано милое фотографирование с 200-гривневой купюрой на фоне Луцкого замка, построенного главой государства в рамках программы “Большая стройка”.

– Владимир, не надо, – сказала Буславец, – нормальный же замок был… Кстати, я недавно гадала на чайных грибах, выпавшем крести бубей!

– Закрой рот, ребенка простудишь, – пошутил Корниенко.

– Приятно, что наконец-то при власти власть, ценящая семейные ценности, – мудро сказал министр культуры Ткаченко. – А между тем в это время кто-то устраивает пир во время чумы. Депозиты на баре в ночных клубах по 100 долларов? До 3000 гривен только за вход в заведение? Да столько же стоят несколько качественных халатов для медиков, работающих с коронавирусными больными! Или сотня масок, или десятки дезинфекторов!

– А откуда ты знаешь, почем в ночных клубах вход? – оживился депутат Богдан Яременко. – Цифры точные?

– Я только что с ночного рейда, – выкрутился Ткаченко. – И это еще цветочки. Знаешь, во сколько тебя там блядь обойдется?

– Нет, – быстро сказал Яременко. – Понятия не имею. Бляди – это табу.

– Вот и для меня, – задумчиво сказал Ткаченко. – Но три вагона дезинфекторов…

– Это все из-за повышательство налогов, которое делают какие-то неизвестные придурки из монобольшинство Порошенко, – встрял Саакашвили. – Обратите ваше внимание на закон 1210 повышает акциз на стыки для айкоса на 270 процентов. Вот вы, Владимир Александрович, как радикальный реформатор на автором месте в мире, который после я, можете себе позволит стыки для айкоса за 270 процентов?

– Ну, в принципе, да, – прикинул Зеленский. – Я недавно облигации продал, наварился нормально.

– Вова, иди уже открывай спорткомплекс, – сухо сказал Ермак.

– А кто там забеременел вот Михо, напомни, Згуладзе и Деканоидзе? – прошептал Корниенко на ухо Арахамии.

– По-моему, Сакварелидзе, – неуверенно сказал Арахамия. – Или Бендукидзе, там же черт ногу сломит.

Зеленский с опаской зашел внутрь и увидел посреди строительного мусора и обломков кондитерского прилавка покосившийся столик для настольного тенниса с порванной сеткой и плакатом с надписью “Можно, я скажу, можно? Благодарю, очень благодарю”. Владимир Зеленский”.

Вслед за президентом внутрь помещения попытался сунутся неприметный человек с колбочкой и палкой, однако господин Корявченков случайно установил перед ним вторые футбольные ворота, и человек опять запутался в сетке.

– Столик, – радостно сказал Зеленский. – Играть.

– Иди, иди, поиграй, – с улыбкой сказал Ермак.

Зеленский, потрясая ракеткой, бросился вперед, но тут ему навстречу из-под стола вышла большая беременная собака с тупым собачьим ртом.

– Ох, блеаааать! Ох, биомать, – потрясенно прошептал Корниенко и резко обернулся к депутату Дубинеску. – Саша, что же ты наделал! Так в мире и появляются новые вирусы!

Арахамию вырвало.

– Что-то мне нехорошо, – сказал Зеленский, бледнея. – Где тут у вас сортир?

– В сортире разруха, – смущенно сказал Шмыгаль. – Но на улице есть биотуалеты.

Зеленский быстро выскочил из спорткомплекса и ворвался в кабинку биотуалета. Но прежде, чем он успел запереть за собой дверь, вслед за ним втиснулся неприметный человек с колбочкой и палкой, на которую был намотан большой комок грязной ваты. Щелкнула задвижка.

Программа “Большая стройка” входила в новую фазу.

Василий Рыбников, Цензор.НЕТ

Источник: https://censor.net.ua/r3207324 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ