Сибиряк, что воюет за Украину, Иван Коломиец: “Бело-зеленый флаг независимой Сибири всегда со мной”

Сибиряк, что воюет за Украину, Иван Коломиец: “Бело-зеленый флаг независимой Сибири всегда со мной”

Гражданин РФ, украинский доброволец, а ныне контрактник 54 ОМБр рассказал “Цензор .НЕТ” про особый менталитет жителей Сибири, свой переезд в Украину в 2010 году, полученном на передовой жизненный опыт, подписание контракта с ВСУ и проблемы с документами. С мужчиной, который родился в Прибайкалье, мы говорили на украинском – язык он знает с самого детства благодаря своей бабушке.

“СИБИРЬ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ МОСКОВИЕЙ”

-Откуда ты? И что делал там, дома, до переезда в Украину?

Я родился в Прибайкалье, в Иркутской области, возле Саянских гор. Учился в университете, в это время увлекся активизмом. Были приводы в милицию, был учет в ФСБ. А еще я понемногу изучал историю Сибири – такой из себя славянской Америки.

В то же время я убедился, что для Московии сибиряки являются людьми третьего сорта. Однако сейчас на Востоке на стороне террористов воюет много сибиряков… Так же, как во времена Британской империи солдаты-ирландцы принимали участие в карательных операциях Лондона – они были порабощенным народом.

Чем Сибирь, по твоему мнению, отличается от остальной России? Есть какие-то особенности менталитета сибиряков?

-Сибирь не является Московией ни исторически, ни генетически. Никогда на землях Сибири не было крепостного права. Сибиряки в подавляющем большинстве были потомками казаков-переселенцев, которые шли “за камень” (за Урал) от московской политики порабощения. Сибиряк всегда относился с уважением к местному населению, умел учиться выживания в суровых условиях, никогда не навязывал свою жизненную позицию. “В Сибири раком не стоят!” – вот такая есть ответ сибиряков до московского жупела “сильная власть”. Ближайшие ментально сибирякам народы – это американцы США, канадцы, израильтяне, австралийцы и латиноамериканцы. Тоже прямые, трудолюбивые, гостеприимные, честные, метисы… и плохо интегрируются в европейские реалии.

-А когда и почему ты решил переехать в Украину?

-Я переехал сюда в ноябре 2010 года, когда понял, что дальнейшее пребывание на территории РФ для меня становится опасным. Не только для меня, конечно… А и для многих людей с подобными моим взглядами. К тому же, я просто не хотел жить в империи. Не хотел гордиться дезінтегрованою страной с ее псевдовеличними историей и культурой. Не хотел разделять мнение окружения относительно сильной властной вертикали…

Я сибиряк. И я хотел бы видеть независимую Сибирскую республику, а не колонию Московии.

-А много людей там на самом деле говорит о такой перспективе?

– Сейчас про Сибирскую республику говорят только интеллектуалы и художники-скандалисты, но я не держу руку на пульсе событий, поэтому могу и ошибаться. Главное, что бело-зеленый флаг независимой Сибири всегда со мной с 2017 года…

“БЛАГОДАРЯ БАБУШКЕ УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК СТАЛ МНЕ РОДНЫМ С САМОГО РОЖДЕНИЯ”

-Знаю, что ты имеешь украинские корни. Знаешь, откуда твои предки-украинцы и как они попали в Сибирь?

-У меня украинские корни со стороны отца. Род интересен – происходит частично из Каменца-Подольского, частично с Киевщины, также есть примеси польского и еврейского субстратов. Наш род попал на Алтай в конце 20-х годов, а за что – бабушка Настасья не говорила. Но благодаря ей украинская речь стала мне родной с самого рождения. Даже в квартире эта женщина возродила украинскую хату: крашенные известкой стены, вышитые наволочки, вязаные крючком коврики… У меня еще нет детей, но свою дочь я обязательно назову в честь бабушки. Метрики предков я помню, но когда последний раз был в Сибири и хотел по крайней мере, снять с них копии, мой отец их уничтожил. Не знаю почему. Может, это в нем водка говорила…

-В каком регионе Украины решил жить ты? И чем занимался?

-До войны жил в Харькове и Киеве, работал в основном на строительстве и на грузоперевозках.

-Пам’ятаєш день, когда ты осознал, что у нас на самом деле началась война с РФ?

-Конечно. Для меня этим моментом стала оккупация Крыма. Еще до того, в 2013-м году, когда я крайний раз был в Крыму, я видел как ведут себя там русские военные – так, будто они находятся на оккупированной территории. Тогда уже было заметно, что все серьезно, что все условия созданы для интервенции. Стоит вспомнить хотя бы случай разгона сквот неформалов в Севастополе летом 2013 года. Тогда местная администрация обратилась в российских морячков, и они согласились “помочь”. Но тогда это прошло почти незаметно…

Российские военные в Крыму давно чувствовали себя так, будто они находятся на территории независимой страны, а такой себе эрзац-колонии.

“ОТРАВИЛСЯ ГАЗОМ ТАК, ЧТО КРОВЬ’Ю ХАРКАЛ”

-Когда начались события на Востоке – ты сразу решил пойти воевать?

-Я сразу хотел… Но были проблемы со здоровьем из-за ранения на Майдане: в ночь с 18 на 19 февраля я получил контузию, осколок гранаты зацепил ногу, также мне повредило руку. И газом я отравился так, что кровью харкал… Лечился сначала в Киеве, а затем в Трускавце.

Поэтому пойти на фронт у меня получилось лишь в 2015 году. Начинал службу я из добровольческого батальона ОУН. Поселок Пески, что под Донецком – это был мой первый боевой опыт. Был я там не очень долго, но Пески меня действительно очень впечатлили и многое изменили в моем сознании… Да, там временами было страшно. Но именно там я не только получил представление о том, что такое война, но и понял, что такое “чувство локтя”, увидел воочию солидарность и круговую поруку в лучшем смысле этих слов. Выяснил, что я хоть и не Рэмбо, но и не трус. А еще узнал, что на той стороне есть люди, хуже кадыровцев – так называемая русская православная армия…

После Песков я начал интересоваться военной историей, оружием, тактикой. Поверил, что преодолеть себя – возможно. А еще понял, что Украина – это моя настоящая Родина.

-А не приходилось сталкиваться с недоверием, или не очень дружелюбным отношением других добровольцев к тебе за то, что ты гражданин РФ?

-Как раз в добровольческом батальоне ничего подобного не траплятося. К сожалению, так было не везде. Приходилось слышать, что я – засланный ефесбешник, например… Но невежды всюду бывают. Ничего страшного в этом нет. Переживу.

-Что было после Песков?

-Потом я был на Світлодарській дуге. На первой линии, но не на нуле. А впоследствии семь месяцев пробыл на передовой в Троицком.

“ЗАРПЛАТУ Я ПОЛУЧАЮ НА КАРТОЧКУ БОЕВОГО ТОВАРИЩА”

-Знаю, что ты долго, еще с 2016 года, хотел, но не мог подписать контракт. Когда наконец удалось это сделать?

-Письменное согласие от 54 ОМБр я получил летом 2017 года. И в августе того же самого года мне удалось заключить контракт. Больше всего мешала сделать это постсоветская бюрократия – на нее и через нее я напрасно потратил очень много времени.

Сейчас я наконец солдат 54-й ОМБр, номер обслуги на пулемете. То есть, я более-менее легализован уже, но все равно остаются проблемы. Я не могу зарегистрироваться в Украине, не могу получить зарплатную карточку и получаю зарплату на карточку боевого товарища, потому что у меня нет надлежащих документов – таких, как действующий заграничный паспорт или вид на временное пребывание в Украине. Для получения данного вида я имею восстановить свой загранпаспорт – то есть обратиться в дипломатическое представительство страны происхождения. Но это, скорее, будет путь в один конец…

Я вообще хотел бы разорвать любые отношения со страной, с которой меня больше ничего не связывает – кроме места рождения и цвета паспорта.

-А с родственниками ты не общаешься?

-Время от времени звонит мама. Спрашивает, конечно, как у меня дела. Что я могу ответить? Только правду: “Мама, у меня все хорошо”. Что я воюю – она до сих пор не знает. Почему не рассказываю об этом? Потому что не хочу, чтобы ей создавали проблемы окружение и спецслужбы. Да и не поймет она меня…

А своих родственников в Украине я ищу. До сих пор не нашел, зато нашел друзей. Очень часто мне помогали здесь и боевые побратимы, и даже чужие, казалось бы, люди. И просто поддержкой. И советами. И жильем много раз. И работой – был период во время попыток подписать кнтракт, когда меня просто спасла работа мусорщиком…

-А что бы ты посоветовал другим иностранцам, которые до сих пор не могут подписать контракт?

– Во-первых, нужно требовать специальный бланк контракта для иностранцев или лиц без гражданства – такой существует. Во-вторых, необходимо иметь связь с опытным юристом – среди них есть такие, что всегда готовы помочь бойцам.

В-третьих, важно знать, что закон согласно которому иностранец может заключать контракт только на полгода, на самом деле нет. А сплетню про это я постоянно слышу, и во время подписания контракта, меня в этом лишний раз пытались убедить. Это бред из курилки! Лично я заключил контракт на три года.

-Странно. Зачем им подсовывать кому-то короткие контракты в условиях, когда в ВСУ не хватает людей?

-Сам не знаю. Интересно – куча аватаров скулит, домой хочет, а тут добровольцы сами рвутся в бой… кстати, я был недавно на учениях с американцами. И должен признать, что меня очень поразила их армия, поразило отношение их военных, а также канадцев и даже поляков с румынами друг к другу. Нет там хамства. Нет аватаров. Все четко знают свои права и обязанности, субординация железная. И пословица “чем больше в армии дубов, тем крепче оборона” там не работает – они за подобное высказывание в суд подадут и выиграют это дело. Я очень хотел бы, чтобы и украинская армия изменилась. Но советская традиция в ней, увы, местами еще жива.

-Как видишь развитие событий на Донбассе?

-Если честно, я бы не хотел, чтобы эта война превратилась для Украины в кремлевскую контрагайку вроде Карабаха или Приднестровья. Кое-кто говорит, что эта война на десятки лет. Но в Европе есть живой пример – Хорватия. Поддержка этой страны была минимальной, но победа произошла, хоть и не за один год. И я верю – Украина победит! Лично я делаю для этого все, что могу…

Валерия Бурлакова, “Цензор.НЕТ”

Источник: https://censor.net.ua/r3093871 РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ