Утром на совещание, вечером на ралли

Утром на совещание, вечером на ралли



Утром на совещание, вечером на ралли

О страсти Артема Чайки к мотоциклам известно уже несколько лет. Езда на байке для сына отставного генпрокурора — не просто отдушина, а основа крепкого братства, в которое входят известные и влиятельные люди из России и охваченной ныне протестами Беларуси.

Белорусские олигархи, бизнесмены и родственники президента регулярно составляют Чайке компанию в мотопробегах.

Как стало известно редакции, у байкеров есть и другие общие интересы в Беларуси, которые порой оказываются на грани закона и произвола. О том, что связывает высокопоставленных мотолюбителей из России и Беларуси и какими методами добиваются своего близкие Лукашенко филантропы — в новом расследовании редакции.

Сыны монархии

Белорусские протесты не стихают уже больше месяца. В стране нарастает кризис, сопровождаемый насилием: жестокие разгоны мирных акций, аресты лидеров оппозиции, многочисленные сообщения о пытках, президент с автоматом наперевес и его вооруженный пятнадцатилетний сын — брутальность белорусской власти кажется сюрреалистичным перформансом. Однако наряжаться военными — не единственное хобби Александра Лукашенко и его семьи. 

Читайте также: Лукашенко рассказал, как напугал западных агрессоров

Три года назад элитный байкерский клуб Iron Bids праздновал свое пятилетие. Тогда СМИ впервые упомянули, что у истоков организации стоит старший сын лидера Беларуси — Виктор Лукашенко. А спустя год на одном из мотофестивалей Виктор признался, что байки для него — смысл жизни. 

Президент Беларуси Александр Лукашенко тоже неравнодушен к мотоциклам. Публично он показывал это дважды — оба раза с младшим сыном Николаем. В 2009 году они возглавили мотоколонну фестиваля «Минск-2009», причем отец и пятилетний на тот момент сын прокатились без шлемов. Повторно присоединиться к байкерскому фестивалю Александр и Коля Лукашенко решили спустя семь лет.

Старший сын президента, в отличие от отца и брата, участвует в подобных заездах ежегодно. Обычно он возглавляет колонну мотоциклистов в рамках H.O.G. Rally Minsk.

Официальный фестиваль Harley Davidson проводится в столице Беларуси с 2015 года, и как оказалось, не случайно.

Виктор Лукашенко на мотоцикле 

Во-первых, семья Лукашенко предпочитает мотоциклы именно этого бренда. 

«У любого спросите, почему «Харлей», и каждый скажет по-своему. Тяжело сказать, тут, наверное, важны ощущения. В нем чувствуется мощь, мужское начало, брутальность», — делился с белорусскими журналистами Виктор Лукашенко. 

Во-вторых, мотоклуб Iron Birds является официальным подразделением Harley Owners Group (H.O.G.). Под эгидой мирового бренда друзья по байкам сделали свое хобби прибыльным — клуб проводит крупные мотофестивали в России и Беларуси. На официальном сайте Harley Davidson отмечается, что в с организацией мероприятий байкерам помогают белорусские власти. Например, по указу президента, для иностранных участников H.O.G. Rally Minsk отменяется визовый режим. 

В России Iron Birds в первую очередь знамениты благодаря другому члену политической семьи — сыну экс-генпрокурора России Артему Чайке. Как и Виктора Лукашенко, его называют автором идеи мотоклуба, а на фестивалях он носит байкерскую жилетку с нашивкой «Director».

Артем Чайка в жилетке Iron Birds 

Хотя на сайте указано, что у истоков «Железных Птиц» стояла «дружба между братскими народами России и Беларуси», в качестве юридического лица клуб зарегистрирован в России. Дружба народов отражена и в девизе мотоклуба — «Gens una sumus», что в переводе с латыни значит «Мы одна семья». Эту фразу можно понять неоднозначно: связь между членами Iron Birds оказывается куда более тесной, чем простое байкерское товарищество. 

С белорусской стороны в «Железных Птицах», помимо члена Совбеза Беларуси Виктора Лукашенко, состоят и другие силовики — например, бывший глава МВД Игорь Шуневич и начальник УГАИ МВД Дмирий Корзюк. В официальных списках клуба их имена не указаны, но офицеров легко узнать на фотографиях. Они регулярно составляют Виктору Лукашенко компанию в мотопробегах и носят фирменные жилеты Iron Birds. 

В российском крыле мотоклуба также есть интересные участники. Например, в нем состоит глава дизайнерского бюро Gerastar Герман Енин, чья мастерская занималась оформлением скандально известного отеля Артема Чайки Pomegranat. 

С семьей экс-генпрокурора связан и один из учредителей Iron Birds Александр Китаев.

По данным СПАРК-Интерфакс, он владеет строительным холдингом «Три Эс Групп». До июня 2020 года среди владельцев этой фирмы числился Артем Чайка. 

Китаев также управляет юридической компанией «Антей-Девеломпент», которой владеет Елизавета Березина — близкая к Чайке юристка и предпринимательница, связанная с соляными предприятиями сына бывшего генпрокурора.

Без границ

Бизнес Александра Китаева развернулся и за пределами России. Знакомый Чайки владеет фирмой «Мото Ивент», которая, как ни странно, организует байкерские фестивали.

В 2018 году компания Китаева вместе с местной автоинспекцией и все тем же клубом Iron Birds занималась подготовкой H.O.G. Rally Minsk, где собралось больше шести тысяч мотоциклистов.

«Не объяснишь словами свои чувства, когда едешь на мотоцикле», — восторженно отзывался о фестивале Виктор Лукашенко, — «Это вибрирование грудной клетки, мурашки по коже, приподнятое настроение… Но чтобы понять, что это за ощущение, надо проехать». 

Вместе с Китаевым ООО «Мото Ивент» владеет бывший чиновник по имени Дмитрий Павлович. Управление этим предприятием он совмещает с постом директора «Энерго-Оил» — крупного табачного дистрибьютера. Компания принадлежит белорусскому бизнесмену Алексею Олексину, который владеет логистическим оператором «Бремино Групп», заводами по мясопереработке, а также банком, ресторанами и гостиницами.

Александр Китаев и Артем Чайка

Для удобства «Энерго-Оил» располагается самом центре Минска, и, более того, — в том же здании, что и фирма «Мото Ивент»: их офисы размещены в кабинетах №14 и №16 соответственно. 

Сам Алексей Олексин тоже не чужд байкерскому движению. В 2019 году бизнесмен, как и Виктор Лукашенко, посетил мотофестиваль в Воронеже, где по-дружески обнимался с Артемом Чайкой.

С фигурой Олексина связан еще один крупный бизнесмен — Николай Воробей, фирмы которого занимаются нефтеторговлей, импортом автомобилей и деревообработкой.

Вместе с Олексиным они соучредили уже упомянутую «Бремино Групп».

О Николае Воробье известно немного: хотя его имя часто мелькает на страницах белорусских медиа, в сети нет достоверной информации даже о том, где и когда он родился. 

Судя по отрывочным публикациям в СМИ, карьерный путь Воробья начался в городе Новополоцке на обыкновенной станции техобслуживания. За несколько лет будущий магнат от рядового сотрудника продвинулся до директора станции, а затем потом подался в нефтяной бизнес и сблизился с белорусской элитой. Так, один из давних друзей бизнесмена — Александр Шакутин, бывший член Совета Республики (верхней палаты парламента) Беларуси. Именно с Шакутиным Воробей реализовал большинство бизнес-проектов, в том числе и крупнейший из них — нефтретрейдинговое предприятие «Интерсервис».

Николай Воробей 

Вероятно, через влиятельного партнера Воробей смог познакомиться с президентом, но, как и когда именно это произошло, — доподлинно неизвестно. Тем не менее, именно Николая Воробья называют собственником самолета, на котором летали в Абу-Даби Александр Лукашенко и его семья. 

Тандем Воробья и Олексина регулярно получает от Лукашенко различные преференции.

По указу президента для их совместной логистической компании создали особую экономическую зону «Бремино Орша». Ради табачного бизнеса Олексина президент перекроил границы Минска, а компании «Интерсервис» Николая Воробья передал промышленный комплекс и предоставил налоговые льготы.

Полет Метлы

Николай Воробей начал строить свой бизнес более 25 лет назад. В далеком 1994 году он возглавил компанию «Автоимпорт», которая как минимум до 2013 года выступала акционером фирмы СП «Интерфорест». Последняя предположительно связана с фирмой «Interforest Corp» на Виргинских островах, которой до 2010 года владел человек по имени Александр Метла. 

Так же, как и Воробей, Метла входит в близкое окружение белорусского президента: на нем и замыкается круг связей, тянущихся через Россию. 

Алесандр Метла — ветеран боевых действий Афганистана и глава созданного им благотворительного фонда «Память Афгана». 

Организация занимается помощью воинам-интернационалистам и ветеранам ВОВ.

Средства в фонд поступают благодаря «добровольным взносам». Какими именно суммами оперирует организация, неизвестно: компания не публикует отчетности. 

На сайте «Памяти Афгана» опубликованы лишь немногочисленные фотографии и справки о благотворительной помощи до 2013 года. 

Знакомый с ситуацией источник редакции рассказал, что одним из спонсоров «Памяти Афгана» была компания Wargaming, которой принадлежит онлайн игра World Of Tanks.

Создатели игры, как минимум, действительно знакомы с руководством фонда: в рамках совместного проекта сотрудники компании и фонда отреставрировали танк.

Среди знаменитых знакомых Александра Метлы не только создатели игр, но и высокопоставленный чиновник Виктор Шейман.

В его близости к главе Беларуси невозможно сомневаться — он не только управделами президента, но и его ближайший соратник.

Во время первых президентских выборов в Беларуси Шейман был сподвижником Александра Лукашенко, работал в штабе и отвечал за охрану тогдашнего кандидата.

А сразу после выборов карьера Виктора Шеймана пошла в гору: он стал помощником президента по нацбезопасности, затем — первым секретарем Совбеза Беларуси. В 2000-м году Шейман занял пост генпрокурора, а в 2004-м возглавил администрацию президента.

В 2012 году Совет Евросоюза внес Шеймана в санкционные списки, назвав его ответственным за убийства оператора ОРТ Дмитрия Завадского, руководителей оппозиции и членов ОПГ в 2000-х годах. Но на карьеру чиновника это не повлияло — уже через год он стал управделами президента.

С главой благотворительной организации «серого кардинала» Беларуси связывает Афганистан. За несколько лет до первых президентских выборов в Беларуси, Виктор Шейман принимал участие в боевых действиях под Кандагаром.

Как предполагает источник редакции, встретиться с Александром Метлой он мог именно там.

Судя по фотографиям, опубликованным на сайте фонда, дружба ветеранов продолжилась в мирной жизни — например, в 2004 году Шейман вместе с Метлой вручали детям подарки. На том же сайте опубликовано совместное фото главы фонда с Александром Лукашенко, переодетым в военную форму.

Виктор Шейман и Александр Метла дарят подарки детям

В 2005 году Александр Метла создал историко-культурный комплекс «Линия Сталина».

Земли, на которых находилась оборонительная линия в СССР, в ведомство филантропа передал сам президент Беларуси. Александр Лукашенко дважды посещал праздники комплекса: во время торжественного открытия «Линии Сталина» и на субботнике, где сажал деревья. А Виктор Лукашенко в окружении силовиков приезжал на устроенные комплексом военные реконструкции.

Судя по фотографиям музея, Метле удалось в полной мере восстановить дух военного времени: территория перерыта траншеями, а на полях установлены противотанковые заграждения. Антураж дополнен интерактивом: посетители могут покататься на бронетехнике, пострелять из танка, бронепоезда и другого исторического оружия.

 лександр Метла из тех людей, которые предпочитают вести дела с семьей. Его младший сын, тоже Александр, работает исполнительным директором в ИКК «Линия Сталина», а старший, Михаил, был директором по развитию и продвижению комплекса.

Несмотря на то, что сейчас имя Михаила Метлы отсутствует в списке руководства музея, в контактах его канала на YouTube указан электронный адрес фонда «Память Афгана», через который осуществляется вся финансовая деятельность музея — сам ИКК «Линия Сталина» не зарегистрирован как юридическое лицо.

Старший сын Метлы тоже неровно дышит к мотоциклам, причем его выбор пал именно на Harley Davidson.

В инстаграме Михаила можно найти фотографии его байк-тура по Европе и снимки его мотоциклов. Правда, по словам источника редакции, увлекаться мотоциклами ему пришлось против собственной воли:

«Когда мы с ним познакомились, у него еще была боязнь мотоциклов… Но раз Витя (Лукашенко) любит «Харлеи», значит и Мише (Метле) нужно».

Михаил Метла на мотоцикле Harley Davidson

Репутация семьи Метлы кажется безупречной. Но есть люди, которые знают ее членов с другой стороны.

Друзья по расчету

Владислава Окрут добилась финансовой стабильности в юном возрасте. Уже к двадцати годам у нее появился собственный бизнес.

Девушка создала его вместе с мужем, который на момент их знакомства уже владел некоторыми фирмами. Молодые люди занимались оптовыми поставками для белорусских предприятий: продавали зерно, корма, сухое молоко.

Все шло своим чередом, пока в жизни Владиславы не появился Михаил Метла — давний знакомый ее мужа Александра. В 2011 году он арендовал у Метлы помещение под автомойку 

Девушка описывает отношения своей семьи с Михаилом Метлой как дружеские и доверительные: вместе с ним супруги часто ходили на вечеринки, а также были гостями YouTube-трансляции на канале Михаила. Сын филантропа также помогал девушке в бизнесе — когда предпринимательнице понадобился юрист, он привел в ее компанию своего знакомого человека. Чета даже приобрела у Метлы автомобиль, — правда, после долгих и настойчивых уговоров продавца.

Владислава Окрут и Михаил Метла (справа)

Но интерес Метлы к семье Окрут, судя по рассказу Владиславы, не ограничивался одними только беседами и посиделками.

Прошлый год у Владиславы не задался: 16 марта в офисе ее компании случился пожар.

Одной из версий возгорания был поджог — огонь начал распространяться из кабинета Александра. Пожарные предположили, что комната загорелась из-за непотушенного окурка, однако день был нерабочий, и ни Владиславы, ни ее мужа в городе не было.

Более того, девушка утверждает, что во время происшествия датчики дыма были заклеены неизвестными людьми.

Офис Владиславы после возгорания

На этом испытания не закончились: через день после возгорания в офисе, мужа Владиславы обвинили в мошенничестве и задержали.

В материалах дела говорится, что Окрут предложил заявителям обменять их белорусские рубли на доллары, но получив деньги, скрылся.

Потерпевшие оказались старыми знакомыми Владиславы. По ее словам, один из них подрабатывал у девушки водителем до тех пор, пока та не узнала о его судимости.

Другой мужчина работал грузчиком и периодически помогал супругам. Однако в одном из документов они представлены как директоры российских фирм. По информации СПАРК-Интерфакс, эти люди действительно руководили компаниями в России, но почти все организации находятся в процессе исключения из ЕГРЮЛ.

Владислава утверждает, что обвинение было сфабриковано: оперуполномоченный, который вел уголовное дело, был в сговоре с заявителями. Мужа Владиславы выпустили из РУВД под предлогом возврата денег обвинителям. Однако, встретившись с теми людьми в кафе, пара решила поступить иначе. По словам Владиславы, супругам удалось вывести заявителей на разговор, во время которого те выдали себя — их жалоба в РУВД оказалась фиктивной. Беседу молодые люди тайно записали на диктофон. Так им подсказали поступить в главном управлении собственной безопасности МВД, куда Владислава с супругом подали жалобу, как только оказались на свободе.

Но ГУСБ переслало заявление молодых людей обратно в РУВД. Вместе с жалобой в руках оперативников оказалась и диктофонная запись.

«Мы быстро обошли все инстанции и увидели, как управление, которое контролирует милицию — ГУСБ МВД, сливает информацию самому отделу, на которое (была написана) жалоба. Те провинившиеся заявители сидят в коридоре на корточках в наручниках — плохо сделали работу свою», — вспоминает Владислава.

Ситуацию удалось решить благодаря жалобе в ГУБОПиК (Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией). По словам девушки, служащие управления конфликтовали с милицией и УСБ. После внутриведомственных проверок РУВД закрыло уголовное дело — «за отсутствием общественно опасного деяния» со стороны семьи Окрут.

Спустя несколько недель супруги отправились в Китай — праздновать день рождения мужа. Все произошедшее казалось молодым людям ошибкой, но эта поездка стала для четы Окрутов последним периодом сравнительно мирной жизни.

Владислава с мужем вернулись в уже пустой офис и узнали, что владельцами фирмы они больше не являются. Сотрудники их компании перестали выходить на связь, а из кабинетов исчезли ноутбуки, печати и документы.

«Деньги просто пропадают, имущество переоформляется», — вспоминает девушка.

Попытавшись найти контакты работников в их личных делах, предпринимательница обнаружила заверенные заявления об увольнении всех сотрудников. Их подписал юрист, которого в компанию супругов привел Михаил Метла, — рассказала Владислава.

По ее словам, на требование разобраться в ситуации в прокуратуре, милиции и Следственном Комитете не отреагировали.

«Ответов нет до сих пор — они просто игнорировали эти заявления».

Позже сын филантропа обвинил семейную пару в краже автомобиля — того самого, который Окруты приобрели у него спустя месяц после потери компании (документы имеются в распоряжении редакции).

В августе 2019 года давление на супругов усилилось еще больше. По словам Владиславы Окрут, однажды вечером ее мужа встретил около магазина один из друзей Михаила Метлы — Вадим Абрамов, ранее занимавший должность начальника охраны в комплексе «Линия Сталина». Он попросил супруга Владиславы сесть в свою машину, чтобы поговорить. Оказавшись в автомобиле, Окрут столкнулся с угрозами.

«Он сказал, что Миша (Метла) приказал вас убрать, ничего личного», — вспоминает слова Абрамова девушка.

Абрамов вывез супруга предпринимательницы в лес недалеко от Минска:

«Сказал, чтобы муж шел (в лес) сам и (тогда Абрамову) не нужно будет стрелять».

Через какое-то время в лес пришел сотрудник РУВД, где мужа Владиславы держали в первый раз:

«Что было в лесу, я не знаю — муж не хочет говорить. Запугивали, решали, что делать. Говорили, что не того человека кинули. Потом повезли в Первомайское РУВД, и сразу (посадили мужа) в клетку. Его туда сажать не хотели дежурные: говорили, что нет документов. Но Абрамов и следователь кому-то позвонили и все решили».

Спустя сутки супруга Владиславы отпустили из РУВД, чтобы он привел туда жену — формально это она купила автомобиль Михаила Метлы. Но как только мужчина покинул отделение милиции, Окруты собрали вещи и покинули Минск, а затем и Беларусь.

Девушка объясняет эти события близостью Метлы к силовым структурам. По ее мнению, именно так осуществляется «карьерный рост» среди людей, приближенных к президенту:

«Я думаю, что это его работа. Таким образом он зарабатывает или нарабатывает репутацию что бы ему доверили более крупные дела <…> Они это делают всегда. Это контроль и доход. Контроль над рынком, контроль над людьми. Они не умеют делать бизнес сами — они привыкли захватывать, получать готовое, работать на субсидиях. Выжимать, а потом бросать и идти на новое».

Сейчас Окруты живут на Западе. Владислава считает, что добиться справедливости правовыми методами у нее бы не получилось — из-за дружбы семьи Метлы с управделами президента Виктором Шейманом. По словам предпринимательницы, она являлась единственным свидетелем большинства описываемых ею событий, однако это далеко не первое подобное обвинение в адрес Шеймана и Метлы.

Сколько стоит репутация

Давление на оппонентов вполне характерно для действующей власти Беларуси. Один из первых скандалов с участием Шеймана произошел еще в 1999 году, когда журналист Сергей Анисько, опубликовал в газете «Навіны» статью о роскошном доме родителей чиновника.

Тогдашний секретарь Совбеза Беларуси обвинил автора в клевете и подал на него в суд, потребовав компенсации.

Суд встал на сторону Шеймана, и газету вместе с обвиняемым обязали выплатить около 50 тысяч долларов. Имущество журналиста было конфисковано, а треть его пенсии еще семь лет уходила на уплату долга Шейману

По данным немецкого издания BNE Intellinews, одним из свидетелей на судебном заседании был Александр Метла.

Он заявил, что недвижимость, о которой писал Анисько, принадлежит ему.

Спустя несколько лет по аналогичному сценарию развернулся процесс против адвоката Игоря Аксенчика. Тот публично обвинил Виктора Шеймана в причастности к исчезновению белорусского журналиста Дмитрия Завадского (Аксенчик был представителем матери пропавшего), однако судья — тот же самый, что рассматривал дело журналиста Анисько — вновь встал на защиту репутации Шеймана. Адвоката лишили статуса и приговорили к заключению на восемнадцать месяцев с отсрочкой на два года — любое мелкое административное правонарушение грозило Аксенчику тюрьмой.

Из-за силового давления потерял свое дело Александр Комаровский — белорусский бизнесмен, ветеран войны в Афганистане и создатель Республиканского общественного объединения инвалидов афганской войны. Эта организация была конкурентом «Белорусского союза ветеранов в Афганистане», курируемого, по его словам, Виктором Шейманом.

Когда в 2006 году Комаровский стал публично критиковать белорусскую власть, на него посыпались неприятности — к нему приходили с бесчисленными проверками и накладывали неподъемные штрафы.

После возбуждения нескольких уголовных дел, ветерану пришлось оставить свой бизнес.

«Когда я руководил РОО инвалидов афганской войны, мы имели более десяти малых предприятий, с его (Шеймана) подачи была серьезная травля и наезды. Шесть директоров фирм попали в тюрьму или вынуждены выехать из Беларуси. Мне дважды подбрасывали фальшивые доллары и заводили уголовные дела. У них было огромное желание посадить меня на нары», — рассказал Комаровский редакции.

Александр Комаровский

Несмотря на свободолюбивый дух и романтику байкерского движения, оно не остается в стороне от политики.

В России мотоциклами интересовался министр чрезвычайных ситуаций Шойгу, а знаменитые «Ночные Волки» поддерживают Владимира Путина.

Спустя три года после того, как Iron Birds стали организаторами фестивалей в Минске, их директор Артем Чайка был назначен зампредседателя экономического совета при после РФ в Беларуси. Для российско-белорусской элиты причастность к байкерскому содружеству может открыть и другие перспективы — как политические, так и коммерческие.

Однако строить бизнес в Беларуси непросто. Еще сложнее, если компания достаточно успешна, чтобы заинтересовать влиятельных людей. Начинающие предприниматели сталкиваются с множеством препятствий: коррупция, угрозы тюремного заключения и равнодушие милиции. Иногда проблем становится так много, что оставаться на родине больше невозможно.

 
Сообщают Скандалы