“В начале войны был сформирован образ воина как опоры нации, но сейчас ветеранов боятся принимать на работу”. Как работает Центр помощи защитникам Украины AxioS

“В начале войны был сформирован образ воина как опоры нации, но сейчас ветеранов боятся принимать на работу”. Как работает Центр помощи защитникам Украины AxioS

Обычный офис в центре Киева на Трехсвятительской . Здесь расположен Центр практической помощи защитникам Украины AxioS. Уникальность Центра в том, что он является одним из первых негосударственных поставщиков услуг по содействию занятости, повышения квалификации, правовой и психологической поддержки всем, кто прошел через войну на востоке Украины.

Летом Цензор.НЕТ рассказывал истории ветеранов и волонтеров, которые фактически получили второй шанс благодаря AxioS. Сегодня его работники рассказали, что разработали действенную модель по оказанию помощи и поддержки защитникам Украины и готовы бесплатно передать ее всем желающим путем социальной франшизы. При этом здесь подчеркивают, что AxioS является аполитичной организацией, поэтому стараются выбирать для сотрудничества аполитичные общественные организации и государственные органы.

Центр действует с октября 2016 года и функционирует благодаря единственному меценату – бизнесмену Андрею Мацолі. В AxioS работают около 20 специалистов. Половина из них – участники боевых действий, волонтеры или члены их семей. Это позволяет, как утверждают здесь, достичь максимального баланса в понимании того, что пришлось пережить воинам и как адаптировать их к мирной жизни.

На сегодня AxioS ставит перед собой несколько задач: помощь в трудоустройстве, повышение квалификации, психологическая поддержка, первичная юридическая помощь, просветительская работа и консультации организаций, которые хотят действовать по такой же модели, что и AxioS.

До Центра обратились уже более тысячи человек. Более 600 человек получили психологическую помощь, 280 человек – помощь в трудоустройстве. Около 700 была оказана бесплатная юридическая консультация.

УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ: ОТ БОЙЦА ДО ВОЛОНТЕРА

Поскольку AxioS базируется в Киеве, то и работу сосредотачивает преимущественно на людях со столицы и области. Но убеждают, что не отказывают никому. Директор Центра Андрей Зинич объясняет, что уже с первых дней работы было понятно, что ограничиться только участниками АТО не получится:

“В названии нашего Центра указано, что мы помогаем защитникам Украины. А такими мы считаем не только воинов, но и волонтеров, военных журналистов и общественных деятелей. То есть, всех, кто своими действиями помогал непосредственном защиты Украины. Например, волонтеры, которые непрерывно три года ездят на передовую, часто теряли работу, нуждаются в психологической разрядки”.

“Раньше не было платформы, которая объединяла бы все базовые услуги для ветеранов: психологическую реабилитацию, трудоустройство, юридическую поддержку. Была “Юридическая сотня”, другие целевые инициативы, но такой структуры, которая объединяла бы все в единый центр с действующим алгоритмом, не было. И, по нашим данным, сейчас в Украине мы единственные, кто смог объединить эти базовые услуги в единую платформу”, – рассказывает заместитель директора Центра Андрей Мир.

И добавляет, что не хочет “хаять” госструктуры, но видит корень проблемы в том, что до сих пор нет сформированной базы данных тех, кто нуждается в поддержке. “Ветераны – особая категория, под которую должен быть настроен государственный аппарат. То есть целая ветка чиновников должен заниматься их потребностями. Официально у нас статус участника боевых действий получили более 300 тысяч украинцев. Но реально война коснулась и их семей. Поэтому эту цифру надо умножать минимум на три. И получится, что через войну прошел миллион украинцев. Поскольку корректного учета пострадавших не ведут, то что мы можем говорить об их социализацию?” – спрашивает Мир.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА: ЧАСТО БОЙЦЫ НЕ НАХОДЯТ ПОДДЕРЖКИ В СЕМЬЕ

Андрей Зинич отметил, что в некоторых сферах круг клиентов может быть значительно расширено. В частности, когда необходима глубокая психологическая реабилитация.

“Мы исходим из того, что психологическая поддержка необходима не только защитникам, но и их близкому окружению – в первую очередь, семьям. Сейчас имеем очень неутешительную статистику по разводам в семьях воинов. Объяснение есть – для воина возвращение к мирной жизни является стрессом. Они объединяются в определенные закрытые группы, где их понимают. А вот именно с семьей, к сожалению, часто не удается восстановить контакт”.

Директор отмечает, что специалисты AxioS разработали свою программу реабилитации, основываясь на том опыте реабилитации, который получили за первые два года войны. И добавляет, что делают это из-за того, что в реабилитации по государственной программе до сих пор нет эффективного алгоритма работы. Поэтому в AxioS пытаются “копать слишком глубоко”, чтобы был ощутимый положительный результат.

“Наши психологи не дают консультации для галочки. Порой человек ходит к специалиста очень долго. И делает это не потому, что привыкла, а потому, что сам психолог чувствует, что человек “недоработанная”. Очень часто психологам приходится работать с теми проблемами, которые возникли у человека еще до войны, а боевые действия только усугубили”, – подчеркнул директор Центра.

Сергей Дрозд, пресс-секретарь AxioS, что сам прошел войну, воювавши в батальоне “Азов”, считает, что лучше помочь ветерану с решением психологических проблем может такой же ветеран.

“Мы изучали опыт США и Израиля. Там через иракскую и афганскую кампании прошли более миллиона человек. В них четко действовала быстрая ротация – не более трех месяцев или до первого ранения. Это делали для того, чтобы человек не выкипала мозгом, видя долго весь ужас войны. Более того, там не было такого, как у нас, когда неподготовленного человека бросают в бой. Военных готовят к тому, что они в бою могут физически пострадать. А после демобилизации воина держат на так называемом карантине, чтобы он успокоился”, – он объясняет методологию.

ТРУДОУСТРОЙСТВО: БОЛЬШЕ ВСЕГО ХЛОПОТ С РАБОТОДАТЕЛЯМИ

Говоря о программе профподготовки, Андрей Мир использует выражение, что все чаще звучит сегодня: “нельзя “качать” защитников. Надо предоставить максимально правильную помощь и полную информацию, но стимулировать их быть активными. Мы даем ветеранам удочку, а не рыбу”.

На сегодня благодаря AxioS работу нашли 280 человек, это около 27% всех, кто обратился в Центр. Кроме того, здесь действует программа для ветеранов, стремящихся работать в области информационных технологий, – “Найди себя в IT”. Также есть курсы по изучению английского и украинского языка – speaking club.

27% – это много или мало? Прошу Зинича оценить такой показатель. “Это достаточно большой процент, который свидетельствует о нашу производительность, – отмечает он. – Особенно, если сравнить этот показатель с результатами государственных центров занятости, которые свою статистику даже не обнародуют. Среди наших трудоустроенных – преимущественно люди с рабочими профессиями. И это вовсе не потому, что идем легким путем, а потому, что работаем с клиентами честно. Наша цель – трезво оценить возможности человека. Если до войны она была водителем, а приходит с желанием стать айтишником, то по всей охоты клиента мы не сможем этого сделать, потому что он не имеет необходимой базы. Однако, мы в любом случае протестируем человека. Но если она хочет улучшить существующие профессиональные навыки, например, водитель хочет сдать на права высшей категории, с этим проблем не возникнет. К примеру, мы помогли одному клиенту-водителю получить категорию Е (дальнобойщика), чтобы он имел возможность найти работу, в частности рулить фурмами, что ездят в Европу”.

На одном из мероприятий Центра AxioS.

Не меньше сил и внимания требует налаживание партнерских отношений с работодателями.

“В процессе работы мы поделили работодателей на два типа. Первый – те, кто готовы брать на работу ветеранов, но имеют определенные опасения. К стимулированию таких компаний должна подключаться государство. В начале войны был сформирован образ защитника как надежды и опоры нации, но потом этот образ знівелювався, поэтому сейчас есть боязнь со стороны работодателей. Нас спрашивают: “Вот я сейчас его возьму, а он будет нарушать дисциплину и будет неуправляемым?” Наша цель: объяснить работодателям, что это нормальные люди и хорошие работники. Те навыки, что они получили на войне, делают из них профессионалов. Например, если на войне защитник был механиком и подсобными средствами прекрасно ремонтировал технику, то в мирных условиях и с полным набором необходимых средств он будет просто незаменимым работником, – пояснил Андрей Мир. – Второй тип работодателей – те, кто категорически против трудоустройства ветеранов. Чтобы побороть стереотипные негативные представления, мы ведем активную просветительскую кампанию. Запустили социальную рекламу “Трудоустрой ветерана”.

Сергей Дрозд подчеркивает: “Стереотипные представления все глубже укореняются в головах людей и обрастают мифами. У меня была ситуация: на одном из собеседований менеджер по трудоустройству сказала: “У вас замечательное резюме, нас все устраивает. Но есть вопрос: как вы реагируете на критику?” Я объяснил, что нормально реагирую на конструктивную критику. К этому приучают еще в университете. Она продолжает: “А если начальник кричит или ругается матом? Такая у него манера общения. Не кинете в него гранату, или не начнете драться?” Ну что тут скажешь?”

Чтобы дать совет необоснованным опасениям, в AxioS с кандидатом, прежде чем предложить его работодателю, работают специалисты: психологи-профориентологи и специалисты по трудоустройству. Для работодателя AxioS выступает гарантом надежности кандидата на трудоустройство.

Андрей Мир подчеркивает: “Мы должны проводить просветительскую работу среди бизнеса. В государственных структурах система в основном окаменела, поэтому с ними невероятно трудно реализовывать проекты”.

ФИНАНСИРОВАНИЕ И СОЦИАЛЬНАЯ ФРАНШИЗА

Центр финансируется из одного источника – за счет мецената Андрея Мацолы. Годовой бюджет составляет несколько миллионов гривен.

По словам Андрея Зинича, наличие одного социально ответственного мецената позволяет не тратить время на поиски средств, а быстро и эффективно делать свою работу.

“Мы бесплатно готовы передать наши наработки организациям, которые занимаются подобной деятельностью, – рассказывает он. – Имеем уже разработанные алгоритмы того, как должен работать такой центр: количество людей, методики, подходы и тому подобное. Мы проехались по регионам и выявили проблемы, с которыми сталкиваются люди при создании подобных центров. Первое – это недостаток финансирования. Мы рекомендуем подаваться на гранты, добиваться финансирования за счет местного бюджета, или искать выходы на бизнес. Он, кстати, может стать прочной опорой в этом вопросе. Вписать социальный проект в местный бюджет очень сложно. Да и местная власть хочет, чтобы ее публично хвалили за поддержку. Мы же не обязаны этого делать и не делаем.

Вторая проблема – трудно найти людей, которые готовы взять на себя ответственность за создание, функционирование и развитие подобных центров. Но есть и позитивные кейсы: одна из общественных организаций Николаева уже взялась за онову работы алгоритм AxioS, выиграла грант. Скоро начнет свою работу”.

ИСТОРИИ УСПЕХА

Михаил Мартыщук. Воевал в составе 12-го батальона территориальной обороны города Киева. Нес службу на Луганщине. Был дважды ранен. Ныне – руководитель HR-отдела Центра AxioS.

Михаил оставил работу в международной компании и ушел добровольцем весной 2014 года. Говорит: после возвращения нашел себя в деле помощи собратьям, которые пережили то, что и он.

“Первое ранение получил через 4 дня после приезда в пункт Оріхово Луганской обл. Тогда завязался бой на блокпосте, я получил контузию и пулевое. Полікувався дней 10 на месте и вернулся к защите страны. Вторую контузию я получил в июле 2014-го под Счастьем, на Веселой горе.

На войне у меня произошло огромное переосмысление ценности жизни! Я уже не имею страха перед трудностями и изменениями.

После демобилизации стал на учет в Центр занятости, но затем нашел себя в Союзе ветеранов АТО Шевченковского района. Там занимал должность заместителя руководителя по социальной работе. Параллельно работал в социальной службе специалистом по работе с ранеными. Общался с такими же ребятами, как сам, семьями погибших участников боевых действий.

Когда попал в Центр AxioS, никаких барьеров в работе не испытывал. Моя работа очень интересная и ответственная, потому что помогаю людям возвращаться к жизни после войны. Моя задача – зажечь огонь в глазах”.

 

Руслана Дяченко, вдова воина 12-го батальона тероборони Олега Дьяченко. Боец погиб в марте 2015 года.

“Были похороны, Соболезнования. Громкие речи. Длинное шествие на кладбище… И пришел момент, когда осознала, что нужно бороться за тех, кто остался жить, и за себя в частности. Я мама. И не наполнив сердце теплом снова, не смогу вырастить ребенка. То был мой отправной пункт к возвращению к жизни в новых условиях.

Дальше происходило все довольно неожиданно. Однажды я увидела объявление о бесплатный speaking club в Центре AxioS. Решила сходить туда и посмотреть что там и как. Оказывается, кроме образовательных курсов, они еще оказывают услуги по трудоустройству. Это именно то, что мне было нужно. Дело в том, что я 25 лет проработала в пароходстве в фирме, устраивающей туры для иностранцев. Там я выросла с инструктора до директора. Но четыре года назад компания прекратила существование. За это время в туристическом бизнесе произошло много изменений. Поэтому нужно было наверстывать упущенное. Специалисты из AXIOS устроили меня на курсы менеджера по туризму. Сейчас я активный студент. А по средам хожу на speaking club в Центр. Параллельно еще учусь в школе английского языка. Планирую обучение в Школе туризма. Жизнь бурлит. И им управляю я.

Каждому, кто потерял родных на войне, стоит помнить: такими, как были, мы уже не будем никогда, и имеем возможность стать лучше”.

 

Евгений (Ярило), военный волонтер, соучредитель Der Igel tattoo studio.

“Когда начались события 2014 года, мой кругозор был пацифистский. И понимал, что некоторое время требует определенных действий. Поэтому стал подтягивать физическое состояние. Ходил на военные вышколы, курсы тактической медицины. Был волонтером. Судьба свела меня с Владимиром Кочетковым-Сукачем, который организовал волонтерское объединение “Аеророзвідка”. Его цель пришлась мне по душе, поэтому присоединился к нему. В январе 2015 года уехал на фронт и активно участвовал в фронтовой деятельности. Начинали с сектора Б – Донецкий направление. Потом работали в Мариуполе. После этого вернулся как полевой командир под Донецк в Карловку. Последнюю базу сделали под Луганском.

После возвращения пришлось решать немало вопросов. И руки не опускал, ибо под лежачий камень вода не течет. По жизни я оптимист. Сначала активно помогал собратьям, отсылая их к психологам. И со временем помощь понадобилась и мне. Пошел к знакомым психологов из Министерства обороны. А они посоветовали обратиться в Центр AxioS. Так и сделал. После общения с их психологом понял, что не все так плохо – немало я сам попросту надумал. А еще здесь получил помощь юриста и моральную поддержку. Это очень збадьорило.

Было большое желание измениться и двигаться дальше. Хотелось работать не ради денег, а делать любимое дело. Раньше я всегда руководил, объединял, запускал процессы. Теперь стремился что-то делать руками.

В Киеве на тату-фестивале встретил двоюродного брата из Донецкой области. Раньше он был шахтером, а теперь – мастер татуировки. Делает невероятные тату и чрезвычайно быстро. Предложил ему открыть тату-студию “полного цикла”: он будет бить тату, а я удалять. Работы по удалению пока на уровне идеи, поскольку аппарат, что делает это, стоит дорого. Но я активно работаю над тем, чтобы он появился в нашей студии. Сейчас в нашей студии еще работает атовець мастер татуажа, который тоже прошел курсы в AxioS.

Мы стартовали в августе 2017 года. Делаем все, чтобы качество услуг было на самом высоком уровне. Чтобы наши клиенты чувствовали себя безопасно и комфортно. Для ветеранов действует специальная цена. Для волонтеров и тех, кто будет делать государственную символику, тоже будет скидка. Уже успели провести “Тризуб тату-уикенд”. Поехали к друзьям-стоматологов из “Тризуб-Дентал”, которые работают на фронте и лечат ребятам зубы. Планировали четыре дня бить воинам трезубцы, и на третий день уже кончились краски и иглы. Успели сделать 13 красивых работ.

Сегодня есть много возможностей для тех, кто мечтает о собственном деле. Только нужно искать – обращаться в центры социального обеспечения, организаций, помогающих ветеранам и тому подобное. Это тоже важный шаг к успеху”.

 

Роман (Агент). Кадровый военный, который основал проект, шьет высокотехнологичную военную форму и производит тактические турникеты. Интерес к их продукции за рубежом. Он стал тысячным клиентом Центра AxioS.

Закончил Харьковский Университет Воздушных сил. Получил техническое и высшее военное образование. Служил в Воздушных силах на офицерских должностях в Винницком гарнизоне. Перспектив в военной карьере не видел, поэтому после окончания контракта продлевать его не стал. Много занимался самообразованием. Поступил в ИТ-Академии. Некоторое время занимался WEB-программированием, написал ряд приложений для Android.

События 2013-2014 вернули меня к военному делу. Этот тяжелый период стал мощным катарсисом, который изменил мои ценности и представления о жизни. Я стал одним из офицеров, создали добровольческий батальон Особого назначения “Киев-2”. На Донбассе работал в летнюю кампанию 2014-го – в районе Дебальцево. После этой ротации имел серьезные проблемы со спиной, поэтому пришлось уволиться.

Поэтому мы открыли личный технологический фронт. Главная цель – увеличить преимущества наших бойцов. Я хотел, чтобы возвращалось больше наших ребят, живых и здоровых с войны. Решил изготавливать оборудование и приспособления для военного оружия, которые позволили бы модернизировать ее. Тогда на рынке Украины были дорогие импортные образцы. Первые собственные образцы производил в небольшой мастерской в Киеве. Параллельно занимался инструкторской деятельностью по тактической подготовке.

Два года назад моя команда запустила разработку и производство высокофункциональной военной формы с интегрированными турникетами. Ко мне присоединился мой друг, с которым мы учились в Университете воздушных сил. Он тесно общался с винницкой волонтерской тусовкой. А им именно меценат передал 50 метров ткани на сетки. Девушкам стало жалко рвать ее на куски. Поэтому пригласили меня как консультанта, чтобы посоветовал что бы такое интересное сделать из нее для военных подразделений. Так и родилась команда и начала воплощаться идея высокофункциональной формы. Когда мы делаем вещи, которых нет в мире, они становятся символом веры и доверия к Украине. Например, таким символом является форма из ткани SuperFabric.

Полтора года назад мы запустили разработку тактических турникетов “УДАВ”. Это авторская технология, на которую мы имеем патент. Всего же у нас 8 патентов. Эта разработка вошла в десятку лучших инженерных разработок Украины на Vernadsky Challenge 2017. Сейчас наш турникет исследуется и используется как парамедицинской изделие, но мы планируем зарегистрировать его как изделие медицинского назначения.

К AxioS я попал в конце прошлого года. Личное повышение квалификации – курсы изучения английского языка. Поскольку я развиваю свои проекты, то мне предложили услуги бизнес-инкубатора. По специальности я военный инженер, но мне не хватало информации по ведению предпринимательской деятельности. Именно в этом и помогает AxioS. Юридические и маркетинговые консультации, вопросы брендинга, работа с командой, планирование развития и еще можно продолжать. Это очень круто для молодого стартапа.

Для выхода на международный рынок нужно подтянуть английский, получить международные сертификаты. Обучение в British Council (Британский Совет) довольно дорогое. Было неожиданностью, но с таким повышением квалификации также помог Центр AxioS. Коллективный опыт команды AxioS – это неисчерпаемый колодец знаний”.

 

 Ольга Скороход, “Цензор.НЕТ”

Источник: https://censor.net.ua/r3049947 Копия РЕЗОНАНСНЫЕ НОВОСТИ